Misiune diplomatica

Уголок Молдовы


Музыка : см.пост  Настроение : опять смех    

Она это признала, вэй!


http://faulerik.hiblogger.net/1298649.html/thread/5430976#cmnt5430976

А то этого не было понятно:) Ну очищаем мы на ХБ зерна от плевел, и щито? Сколько бы Фаулерик не давила на грубость и т.п., дискутировать ты, как и Зурла вчера, не можешь, ТПшечка. А что тебе сказать? Нечего. Бань всех, общайся с множеством единомышленничков. И все бы ничего, кабы кардинал этого множества не был равен одному, ну максимум трем-четырем.

Да здравствует диктатура ФХБ-шников - диктатура очищения! о/ (по поводу "о/" - Фаулерик, не забудь вспомнить и про фашизм среди ФХБ-шников еще раз).

P.S. В отличие от тебя, ссыкливой твоей души, я тебя не банил ни в этом блоге, ни в ФХБ-шном и даю возможность высраться, оу, то есть, высказаться. Жду с легкой улыбкой.

Всем адекватным блоггерам добрый вечер и очередная порция музяки. Сегодня - Джемйс Ласт и Георге Замфир с их незабываемым The Lonely Shepherd.


Открыть | Комментариев 3

Музыка : см.пост  Настроение : смеюсь с товарища Зурлы    

Зурле от Молдглори (+музыкальный дискасс)


Это, конечно, было умно со стороны 51-летнего человека забанить меня, не дав ответить. Да и черт с этим. Но соль в том, что в моих высказываниях даже одного мата не было, и после этого ты мне,о аксакал, будешь рассказывать об отсутствии баттхерта? Не смеши. Этим ты показал, что твоя способность дискутировать спокойно и относиться к происходящему с иронией еще ниже чем у меня, отрока 16-ти лет.

(UPD) Зурла, дорогой, а сейчас ты вообще смешон. Этим своим "тем, кто меня знает!!!" ещё раз показал, почему тебя напропалую троллят в Интернете:)

Всем остальным адекватным людям, способным к конструктивным дискуссиям, добрый вечер. Вот вам немного музяки, хотелось бы прочитать ваше отношение к этой песни в частности и группе Стратовариус вобще.


Открыть | Комментариев 26

Музыка : доносится из телевизора  Настроение : спокойное    

Крутая история Берри ван Арле


Работа написана для конкурса "Мастера Пера - 3", проходящем на братском ресурсе - Футбольном Хайблоггере.

Ни для кого не является секретом, что футболисты ХХ века во многом отличаются от своих коллег века 21-го. В прошедшем столетии игроки получали другие (как по количеству, так и по наименованию) деньги, у них не было пиарщиков, но о них знали во всех уголках планеты. В те времена игрок мог спокойно провести 70 матчей за сезон, в то время, как нынешние футболисты и физиотерапевты уже 55 считают серьезной перегрузкой. Большинство нынешних "атлетов" падает на газон при первом контакте, изображая невыносимую боль, а футболисты прошлого века могли заканчивать игру с перебинтованной рукой, при этом участвуя в комбинационных действиях своей команды. В конце концов, игроки ХХ века в куда большем количестве, чем нынешние футболёры, играли в футбол не ради денег, а ради зрителей, и практически никогда не ставили во главу угла материальную составляющую игры в "соккер", а в прошлом столетии жилось потяжелее, чем в нынешнем.

Но не это главное. Все мы знаем, что лучше всего запоминается последняя фраза. То есть то, как себя находят игроки в жизни, когда они сходят со сцены. Сейчас почти все футболисты становятся аналитиками, тренерами и бизнесменами. Игроки века 20-го были куда более покладистыми. Я расскажу вам об одном знаменитом голландце, чья улыбка, едва заметная из-за добротных усов, не сулила ничего хорошего его оппонентам-нападающим. Чем он так меня поразил? Я не думал (равно как, полагаю, и большинство из вас), что герой этого рассказа, имея за спиной славную карьеру, станет простым разносчиком вестей – хороших и не очень.

От равнин к вершинам

…8 декабря 1962 года, поздний вечер. В маленьком городке Хельмонде мебельщик Херманус ван Арле гнал домой, выжимая максимальную скорость из своего велосипеда. Только что ему позвонили и сказали, что его теща позвонила в "Скорую помощь" – жена лучшего специалиста по мебели в городе начинает рожать. Приехав домой, Херманус уже не застал там жену. Оставалось лишь ждать… Ждать пришлось не так уж долго. Ранним утром 9 декабря дом ван Арле пробудил телефонный звонок.

-Ало?

-Здравствуйте. Вы Херманус Ламбертус ван Арле?

-Да, это я.

-Вам звонят из больницы. Можем вас поздравить: у вас родился сын. Он здоров, жизнь вашей жены вне опасности.

Херманус вздохнул спокойно. Тогда он еще не знал, что на свет появился великий защитник, будущий игрок великих ПСВ и сборной Голландии 1988 года Берри ван Арле. Детство Берри, как и практически любого голландского деревенского мальчишки, проходила среди со вкусом выстроенных одноэтажных домиков, аккуратно постриженных газонов, проезжающих туда-сюда велосипедов и низменных пейзажей. В таких условиях всегда найдутся двадцать озорников, которые весь день возятся с мячом и с ним же спят. А сделать из подручных средств снаряд, если нет настоящего кожаного мяча, для ребят никогда не было проблемой. Равно как и найти пустырь для игры и договориться о длине линии ворот. Гонять мяч с друзьями, плюя на все запреты добродушных родителей, маленький Хубертус Эгидиус начал в пять лет. Тогда же он и получил свое очередное имя, которым его величают все – Берри. В то время, как все мальчишки мечтали бегать в нападении, подобно их тогдашнему кумиру – Абе Ленстре, Берри любил, наоборот, отбирать мяч у противников, буцать головой по снаряду и бить издали. Всё это жутко раздражало друзей, которые не могли забить в ворота его команды, да и сами пропускали. Со временем его соперники стали именовать себя Круиффами, Репами, Ренсенбринками, а юный Берри оставался верен самому себе.

На мальчика, который действовал уверенно, не допуская ни одного лишнего шага, обратили внимание скауты эйндховенского ПСВ. Это сейчас детище корпорации "Филипс" считается по праву одним из грандов голландского футбола; а тогда, в середине 70-х, в период юности Берри ван Арле, эйндховенский клуб был даже не на вторых ролях: за чемпионство бились "Аякс" и ПСВ, неожиданно за ними пристроился "Неймеген". Но 13-летний парень если и знал об этих тонкостях, то вряд ли придавал этому значения, ведь переезд в Эйндховен из маленького городка, где едва можно заработать себе на жизнь, был большим шагом вперёд не только для самого Берри, но и для его семьи. В конце концов, в 1978 году, в задней комнатке одного из кафе около арены "Филипс" Херманусу ван Арле вручили бумагу, которая являлась первым в жизни контрактом его сына. Впрочем. Профессиональным контрактом это назвать было нельзя; так как отпрыск семьи ван Арле ещё не достиг 18-летнего возраста, он не имел право быть профессионалом. Но и положенные по "контракту под столом" 400 гульденов в месяц были хорошим подспорьем для семейного бюджета. К тому же, руководство ПСВ подписало с клубом "Хельмонд Спорт" договор об аренде защитника до января 1982-го. К моменту подписания договора с эйндховенцами покладистый и молчаливый, но весёлый Берри успешно окончил среднюю школу. Родители его были не бедны, но и высшее образование обеспечить не могли. Учитывая страсть сына к спорту, они дали ван Арле благословление заниматься любимым делом. Поначалу дохода оно не приносило, а потому пришлось устроиться в муниципальную службу Хельмонда и развешивать фонари. До 1981 года он выполнял эту работу, получая в месяц 200-250 гульденов, но ради серьёзных тренировок он её бросил. А там и переезд в Эйндховен поспел.

Переезд в стан ПСВ был, безусловно, вызовом для "первого парня на деревне". Однако, бросив перчатку судьбе, ван Арле об этом не пожалел: по разрешению Королевского футбольного союза он переехал в стан "красно-белых" раньше, чем требовалось. Поначалу Берри играл за резервную команду. На его счастье, на важные игры чемпионата резервных команд ходил тогдашний наставник клуба Тейс Либрехтс, в будущем тренер сборной Голландии. Во время такой игры в октябре 1981-го он и присмотрел молодого центрального защитника. Как признается позже сам Либрехтс, такого универсального, спокойного и рассудительного оборонца, как ван Арле, он не встречал за всю свою долгую карьеру. Дебют в основе не заставил себя долго ждать, но сразу бросать в пекло юнца не стали; однако, под руководством Либрехтса некогда центрбек уверенно почувствовал себя и на позиции правого защитника. Казалось, жизнь наладилась. Но теперь уже судьба бросила вызов перспективному футболисту: едва ему исполнилось 20 лет, как умер отец. Великолепный мастер, любимец города, скончался внезапно. Бедная жена Хермануса, мать Берри, едва не отправилась следом, но сын успел перевести ее в Эйндховен, где она забыла о трагедии.

Но и это еще не все: настало время играть в основе, а сменивший Либрехтса Эрик Рекер затягивал процесс. Ведь пока ван Арле мужал, на позицию правого защитника был выписан из льежского "Стандарда" Эрик Геретс. И вновь пришлось пройти "курсы переквалификации"; теперь ван Арле стал опорником. В этой ипостаси он всё-таки сумел заиграть, но тут сказалась медлительность будущего усача: он не всегда успевал подчищать. Пришедший в 1986-м на пост тренера ПСВ Ханс Крой оголоушил 23-летнего игрока заявлением: "Я вижу в тебе задатки хорошего футболиста, но тебе не хватает игровой практики. В этом сезоне я буду смотреть на тебя со стороны". Так, ван Арле отправился в бельгийский "Антверпен", где провёл один сезон. Позже сам Берри признается, что ссылка в Бельгию дала ему много полезного. Своей игрой голландец приложил немало усилий к созданию тамошнего перспективного коллектива. О подвигах ван Арле в Бельгии узнал очередной новый наставник ПСВ Гуус Хиддинк, который образовал в сезоне 1987/88 и создал великую команду. Участие в этом коллективе стало гарантией и дебюта в сборной Голландии.

Жизнь после жизни

ПСВ празднует победу в КЕЧ-88

Я довольно долго рассматривал эту фотографию и думал: а окажись Берри ван Арле в нынешних условиях футбольного развития, дали бы ему шанс мужать и взойти на вершину славы в довольно позднем по нашим меркам 25-летнем возрасте и быть на этом фото третьим слева в нижнем ряду, у Кубка чемпионов? Наверное, нет. Всё-таки во времена ван Арле футбол был скорее игрой, нежели бизнесом. Ну, а наш герой окончательно заявил о себе в золотом 1988 году. Его уверенная игра в обороне оставалась в тени подвигов ван Бастена и компании, но факт остается фактом: на ЧЕ-1988 Голландия вышла из непростой группы благодаря надёжной обороне. Да и если вы посмотрите на табло после матча ПСВ – "Бенифка" в финале КЕЧ, увидите, что португальцы забили аж ноль мячей. В том триллере, где развязка наступила лишь в серии пенальти, наш усатый герой провел на поле все 120 минут этого захватывающего матча. А в послематчевом интервью поразил всех своим спокойствием, в отличие от веселившихся партнёров серьезно отметив: "Неважно, как мы победили, главное – Кубок чемпионов в наших руках. Мы оказались сильнее духом и получили награду."

Наверняка, если бы защитнику пришлось давать блиц-интервью после финала Чемпионата Европы, он ответил также. Как бы ни шла игра у Гуллита и ван Бастена, что бы ни выходило у Кумана в результате его набегов на вражеские ворота, ван Арле, подобно известному голливудскому герою, просто делал свою работу. Выдвигаясь чуть впереди обороны, читая игру и грамотно выбирая позицию, в девяти случаях из десяти Берри перекрывал кислород атакам соперников. Также случилось и с его соперником по финалу ЧЕ-88, где оппонентом ван Арле был Александр Заваров. Усач Хубертус и его партнёр Адри ван Тиггелен, отвечавший за Олега Протасова сумели выполнить свою задачу, пока в атаке голландцев творились чудеса.

На героя моего рассказа обрушилась всеевропейская слава. Он давал множество интервью, ему предлагали перейти в мадридский "Реал", но… Берри выбрал продолжать размеренную жизнь в Голландии, где он к тому же уже обзавёлся и семьёй. Увы, слава ПСВ и великой сборной Голландии меркла, но если в этом кого-то и можно упрекнуть, то меньше всего ван Арле. Расстроенный ухудшавшимися результатами, он всё чаще стал чувствовать усталость, ведь наш герой всегда бился до последнего, а потому на его ногах было немало синяков и ссадин. К тому же, предстояло выдерживать конкуренцию и среди молодых футболистов. Всё это заставило великолепного Берри уйти в 30 лет из сборной, и чуть позже покинуть ПСВ. Чувствуя, что это конец, ван Арле уехал с семьёй в родной Хельмонд. Там он поиграл сезончик за "Хельмонд Спорт", после чего круто повернул свою жизнь… Передаем слово самому мистеру ван Арле.

"Да, кое-что за время игровой карьеры мне удалось скопить, но эти сбережения все равно скоро закончатся… Футбол для меня, увы, уже прошлое, а высшего образования у меня нет. Я не шиковал во времена пика своей славы, но теперь придется считать, может быть, даже не каждый гульден. Каждый цент. И я выбрал профессию почтальона… Почему я сделал такой неожиданный выбор? В детстве я очень любил нашего почтальона – дядю Пима, который разъезжал на великолепном велосипеде, был очень учтив и всегда сопереживал жителям Хельмонда или, если надо, разделял их радость. Я бы никогда не выбрал профессию, в которой нет души. Посчитав поприще почтальона подходящим мне, я без лишних сантиментов начал новую жизнь. Семья меня поддержала."

Гордость Хельмонда – неслучайно так все называют Берри ван Арле. Работал он на совесть, 6 часов в день, разъезжая на казённом двухколёсном транспорте по родным местам и доставляя корреспонденцию. За 700 гульденов в месяц он проделывал подобное множество раз. Да-да, работа почтальона не оказалась сиюминутным увлечением; на своём посту он честно отработал долгих десять (!) лет. Он согласился вновь уехать в Эйндховен, где работал с юношами ПСВ, затем отвечал за связи с болельщиками. Гневные фаны, слушая спокойные речи ван Арле, наполнялись доверием. Был доволен и сам Берри: все-таки ПСВ – значительная часть его жизни.

Но в большом городе он надолго не усидел. Сейчас Берри ван Арле вновь обитает в семейном гнезде в Хельмонде, опять работает почтальоном и остается таким же спокойным жизнелюбом. Изредка появляется на телевидении в качестве эксперта. В общем, про людей типа героя нашего рассказа смело можно говорить: "Жизнь он прожил так, как хотел…"

*                                  *                             *

Нет, всё-таки футболисты ХХ века сильно отличаются от героев нашего времени.

На примере Берри ван Арле вы смогли убедиться, что означало для игрока прошедших времен комфортную жизнь. Она проживалась максимально полезно для общества, как близкого, так и далёкого. Домосед ван Арле не сорвался при первой возможности за границу, не купился на баснословные контракты, а гнул свою жизненную линию – это качество досталось ему от отца. С самого детства герой моего рассказа привык служить народу. Начав тем, что он освещал своим знакомым путь, развешивая фонари, он продолжил регулярным приношением радости многотысячной армии болельщиков ПСВ. Но, в отличие от нынешних колоссов, ван Арле считал, что где он родился, там и пригодится. Именно поэтому множество людей прежде, чем скажут вам о Берри-футболисте, посвятят едва ли не час разговора его человеческим качествам – спокойствию, вежливости, пунктуальности, оптимизму. Такие люди ковались из перспективных защитников в позднем ХХ веке.

Судьба Берри ван Арле – назидание нынешним звёздам, которые думают лишь о собственной выгоде. Безсуловно, не забывая о себе, он тем не менее старался, чтобы от него было прежде всего хорошо окружающим его людям и тем лицам, которым он обязан своей великолепной карьерой игрока. Словно  про таких игроков, как усач ван Арле, сказан великолепный игровой афоризм: "Любите футбол в себе, а не себя в футболе". Перефразируя эту истину, можно сказать, что Берри ван Арле любил жизнь в себе и проживал ее ради близких и многих других, а не жить лишь для себя. И от этого никто не остался в проигрыше: никто вам не скажет и плохого слова о Спокойном Берри.


Открыть

Настроение : скоро ухожу    

Blue till I die


”Не знаю, как думают другие, но для меня Мэттью – это человек, для которого создана главная роль в фильме «Миссия невыполнима». Слов типа «невозможно» нет в его лексиконе... Непонятно, от чего, но он никогда ничего не боялся, всегда был бесшабашным.”

Пер Линдстранд, известный датский воздухоплаватель, друг Мэттью Хардинга. 21 октября 1996 года

 

...Каждый человек, считающий себя болельщиком ''Челси'', всегда придерживается, наверное, довольно жёсткого, но очень ёмкого девиза ''Blue till I die'' – ''Я – «Синий» до тех пор, пока я не умру''. Песни, где в припеве содержится подобная фраза, распевают на Северной трибуне стадиона «Стэмфорд Бридж». Как правило, там располагаются болельщики команды хозяев со стажем, которые застали ещё если и не Осгуда и Бонетти с Хадсоном, то видели вживую «Крутых парней» «Челси» - Грэма Ле Со, Денниса Уайза, Винни Джонса и многих других. Именно такие люди поддерживают команду в любой сиутации, в каком состоянии она не была бы – когда она борется за то, чтобы не вылететь в третий дивизион, или когда празднует первое за полвека чемпионство.

Пусть тот, о ком пойдёт речь в моём рассказе, не смог достичь с «Челси» чемпионства, но именно он привнёс в команду то, что было нужно для достижений глобальных целей. За два года, которые отвела ему судьба, этот преданный клубу человек вложил в «Челси» 26,5 миллионов фунтов и, самое главное, душу. На фоне владельца, который всё больше выходил из ума, эта великая личность влюбит в себя болельщиков и явит собой начало новой эпохи в истории лондонского клуба.

...Эпоха сия длится до сих пор, а жизнь того, кто стал непосредственным свидетелем её начала и человеком, который поспособствовал тому, чтобы «золотая» эпоха началась как можно быстрее, увы, уже четырнадцать лет как оборвалась.

Спаситель до ''Челси''

Да, речь идёт о Мэттью Хардинге – яркой звезде в истории ''Челси'', который, несмотря на свою трагическую судьбу, не воспринимается болельщиками и общественностью как комета. Бесшабашный, искренний и добрый – таким он запомнился для всех. Все те, кто был знаком с Хардингом, отмечали и его удачливость. Казалось, Мэттью всегда улыбается судьба, хотя он сам особо не любил улыбаться. Это легко объяснимо – ведь нервный статус бизнесмена, особенно такого, который претендует на звание магната в своей отрасли, требует огромных моральных и физических усилий и затрат, из-за чего порой даже выдавить улыбку из себя становится непосильной ношей... Да и сыграть с судьбой в рулетку под названием покупка ''Челси'' было рискованным предприятием. Пусть он и является болельщиком клуба со стажем, инвестировать в команду, наделавшую кучу долгов и неспоспобную конкурировать с грандами, считалось практически что безумием. Консервативный английский футбол признаёт только авторитетов, проверенных годами, однако, амбициозный Мэттью Хардинг ради блага клуба решился на альянс с Кеном Бэйтсом. Мэттью любил и умел рисковать, надеясь при этом и на своё везение. Ведь опыт с ''синими'' не был первым в этом плане...

Спорить, рисковать и убеждаться в своей везучести Хардинг начал с самого детства. Будучи сыном банкира Чарльза Хардинга, Мэттью стал с младых ногтей обучаться искусству финансового регулирования, где без умения рисковать и без удачливости нечего было делать. Надо сказать, что ему, в отличие от отца, повезло больше. В 1967 году, на пороге очередного мирового экономического кризиса, мистер Чарльз одним прекрасным утром узнал, что ценные бумаги, владельцем которых он был, потеряли в стоимости чуть ли не 90%. Учитывая, что основной статьёй в инвестиционном пакете Хардинга-старшего были биржевые бумаги, можно сказать, что для семьи с тремя детьми, где был лишь один кормилец, это было катастрофой. Отец Мэттью столько пережил произошедшее и устроился на работу в страховую компанию «Ллойд и партнёры». Чарльз активно призывал своего самого способного из трёх сыновей учиться, учиться и ещё раз учиться, если он не хочет повторить судьбу отца. Но упрямый сын учился нехотя, через пень-колоду, будучи при этом невероятным везунчиком. Ведь везти ему стало с самого рождения...

Мэттью Хардинг стал для своих родителей настоящим рождественским подарком. В то время, как ''Челси'', за который так болел Хардинг-старший, в очередной раз проигрывал игру на Boxing Day, будущий отец ещё одного ребёнка дежурил в роддоме вместо того, чтобы быть с друзьями на Северной трибуне «Стэмфорда». Вечером 26 декабря 1953 года Чарльз Хардинг узнал, что у него появился сын. Его решили назвать Мэттью. О болельщицких пристрастиях Хардинга-отца мы уже рассказали, но также нужно отметить, что и мать, Мэри Хардинг, тоже болела за ''Челси'', равно как и её родители, а также мама и папа Чарльза! Просто невероятно, что такое могло встретиться в городишке в Западном Эссексе под названием Хэйвордс Хит, чьё население даже не переваливает за двадцать три тысячи человек!

Как я отметил ранее, детство Хардинга было довольно интересным, а его взглядов на жизнь и учёбу не изменили даже трагические события в семье. Но вскоре отец сумел преодолеть трудный период в жизни. В страховой компании Ллойда Чарльз получил повышение и снова стал прилично зарабатывать, параллельно продолжая принуждать непоседливого сына к учёбе. Однако, Мэттью так и закончил школу с не очень хорошими результатами – где-то между троечкой и четвёрочкой по советской системе. А ведь Хардинг-младший хотел идти по стопам отца, поэтому подобный средний балл аж никак не мог приблизить Мэттью к мечте. Дальнейшее обучение, проходившее в Оксфордшире, также не вдохновило будущего героя ''Челси''. Бизнес-школу он бросил.

Чарльз Хардинг был в шоке, когда узнал о решении своего 20-летнего сына. Отец, правда, понял, что мнение Мэттью он будет не в состоянии изменить, и решил помочь будущему магнату. Благо, к 1973 году в компании Ллойда Чарльз имел уже довольно высокий пост. Используя свои связи, он устроил Мэттью работать в эту фирму. Там молодой сотрудник открыл в себе недюжинный менеджерский талант, быстро продвигаясь по карьерной лестнице. Через четыре года на молодого специалиста по страховым сделкам Мэттью Чарльза Хардинга обратил внимание тогда главный страховой магнат Великобритании Тед Бэнфилд. Бэнфилд был уже немолод, а достойных наследников не имел, поэтому и искал себе преемника на стороне. Обратив внимание на амбициозного юнца, Тед сумел переманить Мэттью в свою компанию. Именно после прихода в этоу контору Хардинг начинает восхождение к вершинам британского страхового бизнеса.

Мэттью начал бить в самое сердце рекорды и устои страхового дела в Соединённом Королевстве. В тридцать неполных лет, по завершении войны на Фолклендских островах, Хардинг входит в состав Совета директоров страховой компании  «Бэнфилд Груп»! И всё бы ничего, но 1983-й ознаменовался для будущего страхового магната печальным событием – ушла из жизни мать, у которой слишком поздно диагностировали лейкимию. Убитый горем отец будет свален сердечным приступом через три дня после того, как скончалась жена... Взяв под опеку осиротевших братика и сестричку, Мэттью продолжил свою деятельность в совете директоров. И когда в СССР было объявлено начало перестройки, 31-летний Мэттью Чарльз Хардинг был объявлен новым главой страхового гиганта «Бэнфилд Груп». Человек, одиннадцать лет назад забросивший ВУЗ, стал страховым магнатом. А ведь за несколько дней до назначения он ещё и успел жениться насвоей любимой – Рут, с которой он встречался уже пять лет.

Далее Мэттью необыкновенно повезло. Во второй половине 80-х клиенты стали перезаключать сделки со своими страховщиками, что значило лишь одно: страховой бизнес становится всё более и более прибыльным. Бум перестрахования позволил мистеру Хардингу значительно приумножить своё состояние и стать к 1994 году мультимиллионером и одним из богатейших и влиятельнейших людей Британии. Не забывал он и про свои болельщицкие пристрастия, регулярно посещая «Стэмфорд Бридж». Только ''Челси'' если и радовал какими-то успехами, то очень редко...

''Челси'' до Спасителя

...При Кене Бэйтсе ''Челси'' переживал разные периоды. Едва не вылетев в третий дивизион, уже меньше чем через десятилетие «Арисктораты» должны были становиться чемпионами, но то слабость тренеров, то неустойчивость игроков в решающий момент помешали этому. Финансовая ситуация в клубе лучше не становилась, но при этом клуб умел находить хорошие кадры. При новом ''малобюджетном'' тренере, экс-наставнике ''Фулхэма'' Бобби Кэмпбелле, в истории ''Аристократов'' наступает новая эра, совпадающая с началом 90-х – ''эра крутых парней''.

В стан ''синих'' один за другим стали приходить те, кто ознаменует собой последнее десятилетие в ХХ веке для клуба. Первопроходцем становится защитник Грэм Ле Со, который в первом же матче за ''Челси'' забил гол, причём какой важный! Именно он спас подопечных Кэмпбелла от вылета из Кубка Англии после выездного матча с ''Кристал Пэлас''. Вскоре менеджер Бобби для укрепления защиты на место ушедшего Дэйла Джаспера решил взять жёсткого валлийца по имени Винни Джонс. Таким образом, на один сезон в защите ''Челси'' играло аж два валлийца – помимо Джонса, ещё играл Питер Николас. Был ещё и австралиец – Тони Дориго. Но особой гордостью птенцов Кэмпбелла-Бэйтса были полузащита и нападение. В 1991-м первую пополняют Деннис Уайз и знаменитый ирландец Энди Таунсенд. Крутыми парнями уже были техничные шотландцы-полузащитники Дэвид Спиди и Пэт Невин, в нападении блистал Керри Диксон. Вскоре в ''Челси'' появился и певрый русский игрок – вратарь Дмитрий Харин. Но ушли Джонс, Диксон, Спиди и Нэвин. Особенно обидно за Керри – на момент ухода в ''Саутгемптон'' (судя по всему, дорожка была проторена Питером Осгудом) на его счету было 193 гола за ''синих'' во всех матчах начиная с 1983 года. До рекорда клуба, принадлежащего Бобби Тэмблингу, оставалось девять мячей! Позже в различных интервью Диксон признался, что сожалеет об уходе, ведь дальше он толком и не заиграл (хотя в стане ''Святых'' Керри соединился с друзьями Нэвином и Спиди), но отметил, что, покинув ''Челси'', он не так уж и ошибся. Именно тогда за задержку различных выплат на клуб был наложен рекордный штраф в размере 105 тысяч фунтов. К середине 1992 года дефицит бюджета клуба сократился лишь на четверть по сравнению с уровнем десятилетней давности и составлял 1,5 миллиона фунтов, что по тем временам было довольно приличной суммой.

Кен Бэйтс совершает ещё один необоснованный шаг, создав якобы «для оптимизации финансовой деятельности клуба» две фирмы под патронатом ''Челси'' – Chelsea Village и CFAC. И если первая сыграет позже решающую роль в спасении клуба, то во второй в начале 1993 года было введено принудительное внешнее управление. Бэйтсу нужно было что-то предпринимать, и в 1994-м он всё же решил после долгих раздумий обратиться к Мэттью Хардингу. Едва сделка была заключена, и Хардинг стал одним из главных инвесторов клуба, как ''Челси'' вышел в финал Кубка Англии. Дуэль подопечных на тот момент Гленна Ходдла с ''Манчестер Юнайтед'' завершилась предсказуемо – 0:4. В истории клуба из Лондона, который, несмотря на название, базируется в районе Фулхэм, наступила новая эпоха.

Бэйтс (а за ним – и ''Челси'') и Хардинг были нужны друг другу как никогда. Председателю Совета директоров, дабы не довести клуб до ручки, требовались деньги Мэттью, а страховому магнату, который посещал ''Шед Энд'' в старые добрые времена, когда в составе ''синих'' блистали Питер Бонетти, Рон Харрис, Джон Дэмпси, Алан Бирчнолл, Чарли Кук, Дэвид Уэбб, Иан Хатчинсон, Питер Хаусман, Джон Холлинз, Алан Хадсон, Кит Уэллер и Питер Осгуд – благосостояние «Челси». Поначалу всё шло отлично – две противоположности уживались друг с другом, наступил период трансферов. Вскоре был поднят вопрос по реконструкции стадиона. Тут-то и началось противостояние.

Фатальное сотрудничество

Несмотря на удачное начало, трения, естественно, не заставили себя ждать.

Едва наступил новый 1995-й год, как между Хардингом и Бэйтсом начались ссоры. Ещё после финала Кубка Англии-94, безапелляционно проигранного ''Манчестер Юнайтед'', страховой магнат решил пойти по пути соперников и пригласить нескольких игроков с континента, тем более, что Дмитрий Харин идеально вписался в игру команды. Вдохновлённый игрой Эрика Кантона, Хардинг при поддержке главного тренера команды Гленна Ходдла начинает поиски звезды, которая могла построить командную игру около себя. Через определённое количество времени поиски завершаются, причём с неординарным результатом ''Челси'' приобретает 33-летнего голландца, бывшего игрока ''Милана'' Рууда Гуллита. За него мистер Мэттью не пожалел выписать новому руководству ''Сампдории'' чек на два миллиона фунтов. Кен Бэйтс начинает метать громы и молнии через прессу, говоря о ''потере английского духа клуба''. На самом деле, он начинает чувствовать, что в скором будущем возможные успехи ''Челси'' не будут ассоциироваться лишь с владельцем, как того хотел Кен.

А если такая опасность была, то все, кто ему попадался на пути, подвергались невероятному огню оскорблений... Так как симпатии болельщиков были уже на стороне спокойного и вдумчивого инвестора.

...Как показало время, Хардинг оказался прав – даже несмотря на то, что Гуллит был уже в возрасте, он стал лидером команды на поле. Он по-прежнему был и в форме, и в фаворе. Только наш герой Мэттью видел, что партнёры ему, в общем-то, не соответствуют. И он стал вести переговоры по приобретению новых игроков с континента для своей команды. Первые результаты появились уже зимой – француз Дюберри и ямаец Фрэнк Синклэйр стали игроками ''Челси''. Тем временем, конфронтация Хардинга и Бэйтса в прессе приобретает невиданные размеры. Каждый день различные газеты выходят с кричащими заголовками и пикантными подробностями отношений между двумя владельцами клуба. СМИ в качестве средства нападения использует и тот, и другой, а частично масла в огонь добавляют и сами журналисты, придумывая небылицы.

В январе 1995 года Кен Бэйтс находит новый повод поскандалить со страховым магнатом. Совет директоров ''Челси'' уже давно обсуждал возможность реконструкции стадиона ''Стэмфорд Бридж'' к Евро-96. Взбалмошный старикашка вздумал разрушить стадион до основания и построить на его месте абсолютно новую арену в футуристическом духе, в то время, как Хардинг предложил не отрекаться от традиций полностью. И снова – полова на страницах прессы. На сей раз стало понятно, что два антагониста вернулись на привычные позиции, и договориться они не смогут.

Остаться должен был только один.

Герой моего рассказа стал действовать решительно. Он выкупил ещё акций клуба и стал перестраивать стадион. Он успел возвести лишь одну трибуну, которая сейчас называется его именем.  22 октября 1996 года его вертолёт потерпел крушение. Это произошло утром, когда Хардинг вместе с группой друзей-бизнесменов возвращались из «Болтона», где «Челси» играл на Кубок Лиги. Первым о страшной трагедии узнал Рууд Гуллит, который не мог прийти в себя. Недавно на его глазах скончался от сердчного приступа босс «Сампдории» Паоло Мантовани, а вот теперь и вторая смерть.

Позвонив Деннису Уайзу, голландец отменил тренировку, сказав...

«Теперь мы будем учиться жить по-новому...»


Открыть | Комментариев 3

Настроение : хорошее    

8 марта - не только Международный Женский день...


...Да-да:)

   Без сомнения, если спросить любого прохожего, с чем у него ассоциируется нежный цветочный день 8 марта, то получишь ответ: «Пацан, сегодня же Международный Женский День!» Так-то оно так, но история, как мы знаем, дама капризная, поэтому она не могла просто так отдать этот день на откуп женщинам. Надо было наполнить этот 8-й день весны и 67-й в году по григорианскому календарю чем-то своим – пикантным, интересным, даже кровавым и ядерным. А вы как думали?:)

   Ниже я предлагаю читательскому вниманию пять, на мой взгляд, самых интересных событий из всемирной истории, произошедших в День Женщины и весны.

   Поехали.

Пятая позиция. Литературная

   Кто же из вас, дорогие читатели, хоть в раз жизни не открывал томик знаменитого русского баснописца Ивана Андреевича Крылова? Вряд ли найдутся такие люди. Крылов, великй баснописец, сатирик, человек, не боявшийся говорить правду в лицо высшим чинам страны (причём в этом деле басня была достаточно эффективным оружием), снискал уважение и популярность у потомков на долгие века. А 8 марта, в обычный весенний день, когда Женского Праздника и в помине было, случилось явление Ивана Андреевича народу. В чём же дело?

   Освободившись от военной службы в драгунских войсках, Крылов под влиянием произведений Рахманинова стал на путь своего духовного перерождения. Важным пунктом в осуществлении задуманного стал литературный дебют. 8 марта 1809 года выходит в широкий тираж первая книга басен автора, снискавшая славу в народе и у некоторых критиков. Нехотя пропущенная цензурой, она исполльзовала аллегорию как убийственное оружие, разоблачавшее истинную сущность чинуш, не поменявшуюся в лучшую сторону и по сей день. Сам император Александр I обратил внимание на сборник дерзких произведений бывшего военного и, разумеется, велел запретить книгу. Но уже было поздно, и Крылов стал известен во всей «Руси Великой».

   Итак, пятое место в моём хит-параде достаётся выпуску первой книги басен Ивана Андреевича Крылова.

И.А. Крылов. Портрет И.Эггинка. 1855

Четвёртая позиция. Музыкальная

   1929 год, 8 марта, Ленинград. В Малом Оперном театре собирается полный зрительский зал, где большинство составляют, разумеется, женщины. Празднуется 19-летняя годовщина провозглашения очередным Конгрессом Социалистического Интернационала в Копенгагене 8 марта Международным Женским Днём. По такому случаю горком ВКП(б) по Ленинграду устроил сюрприз прекрасным дамам, разрешив провести в тот день, когда весной ещё совсем не пахло, немного-немало джазовый концерт. Вся прогрессивная молодёжь готовилась к мероприятию, дабы одарить женщин прекрасной музыкой. В этот же вечер впервые на сцену поднимается для выступления уверенный в себе 34-летний одессит Леонид Утёсов с оркестром театрализованного джаза. Публика после его выступления аплодировала стоя в течение десяти минут. Так дебютировал Леонид Осипович на музыкальной арене.

   Несмотря на позднее начало на профессиональном уровне, Леонид Утёсов довольно быстро обрёл всесоюзную популярность. Он влюбил в себя без преувеличения всех женщин СССР. Его пластинки были нарасхват, фильмы с его участием смотрели взахлёб. В адрес артиста, по его собственным признаниям, летело множество писем с предложением выйти замуж за Машу/Настю/Женю/Сашу/и т.д. (нужное подчеркнуть). Начав с Малого Ленинградского театра, Утёсов достиг величайшего уровня народного признания, оставаясь в душах, сердцах, архивах и пластинках и по ей день.

   Четвёртое место в мини-чарте событий, связанных с 8 марта, занимает Леонид Утёсов и его музыкальный дебют.

Третья позиция. Контртеррористическая

   Так уж вышло, что история неразрывно шагает сквозь века рука об руку с политикой. Именно поэтому предупреждаю вас, дорогие женщины, что в рубрике «Топ-чарт» не будет событий связанных с искусством, а всё приземлённое, военное да политотное. Впрочем, не буду забегать вперёд.

   2005 год. Чечня учится жить по-новому после того, как на стадионе в Грозном весной 2004-го после зверского теракта не стало первого признанного Президента Чеченской Республики Ахмата Хаджи Кадырова, который был по совместительству и муфтием (что-то вроде духовного лидера) Чечни. Вступивший на президентский пост сын Кадырова Рамзан объявил ебспощадную и беспрерывнцю войну всем, кто нарушает на территории республики конституционный порядок. И это дало свои плоды.

   Уже много раз до этого спецслужбы России радостно рапортовали как Б.Ельцину, так и В.Путину о якобы уничтожении главаря чеченских сепаратистов и Второго Президента Ичкерии Аслана Масхадова, да только вот он снова восставал, аки феникс из пепла, и кроваво напоминал о себе. Но, как писал Лермонтов, «есть грозный суд, он ждёт». Под суд Аллаха Масхадов пошёл 8 марта 2005 г., когда его группировку окружили в горных районах, а затем полностью ликвидировали. В убежищах повстанцев было найдено множество экстремистской литературы и боеприпасов. «Это мой подарок женщинам и всей Чечне на 8 марта», заявил в интервью вечером того же дня Рамзан Кадыров.

   Все праздновали гибель главного чеченского преступника, но понимали, что это далеко не конец. Подтверждение этому легко можно найти хотя бы в событиях в Домодедово или в московском метро в марте 2010 г.

   За сим заключаю, что ликвидация Аслана Масхадова является третьей в топе!

Аслан Масхадов. Фото ВВС. 1999

Вторая позиция. С эффектом взорвавшейся бомбы

   «Теперь у меня есть управа на этих парней» - сказал Президент США Трумэн 16 июля 1945 г. по поводу советского руководства, получив сведения об удачно завершившихся испытаниях атомной бомбы. Чуть позже она сравняет японские города Хиросима и Нагасаки, в чём не было особого военно-стратегического смысла. Но Трумэн не знал, каковы советские разведчики...

   ...Зато узнал об этом 8 марта 1950 г. В 1947-м в руки советских агентов попали документы связанные с историей разработки мощнейшего оружия на Земле. Руководствуясь этими данными, специальный комитет, составленный из лучших на тот момент в СССР учёных, изобрёл первую советскую атомную бомбу. Она была успешно взорвана в 1949 г. в степях Казахстана. А 8 марта 1950 г. об этом узнал весь мир. Вот что писал об этом Гарри Трумэн в своих мемуарах: «Я был в бешенстве. Все генералы были в шоке. Мы понимали, что русские на тот момент не смогли бы изобрести такое оружие сами, стало быть, им удалось незаметно украсть нашу модель... Их искусству стоит только позавидовать. Теперь стало понятно, что не только мы вышли на тропу построения сверхдержавного государства.»

   На этой ноте позвольте объявить – вторая позиция достаётся объявлению  взрыве четвёртой в мире атомной бомбы!

 

И, наконец, первая... Революционная!

   Да-да, это не ошибка!

   Помните, герой одного из фильмов утверждал: «Все беды в нашем мире исключительно от баб?» Наверняка об этом мог бы  задуматься и русский император Николай II весной 1917 г.

   Как известно, в этот период времени началась Февральская революция, приведшая к свержению самодержавия и приходу к власти буржуазно-демократического Временного правительства. Революция началась 8 марта демонстрацией питерских... женщин (!) – рабочих и суфражисток. 100 тысяч представительниц прекрасного пола требовали от самодержавия хлеба и возвращения мужчин с фронта. Полиция ответила сильно, в том числе винтовками. В тот же день император отдал указ отсрочить заседания IV Государственной Думы, собравшейся в тот день в Петрограде.

   Однако, перчатка была брошена, и её подхватили рабочие, затем военные. Самодержавие не смогло сдержать энергию народа и пало. Россия была вовлечена в хаос длиной на практически шесть долгих лет.

   Интересный факт: тогда календарь был ещё по старому стилю, и Международный Женский День выпадал на... 23 февраля! Ирония, однако.

   Итак, первое место занимают женщины со своей революционной энергией в России начала 1917-го!

 

Таков был этот исторический чарт. Всем спасибо за внимание.

P.S. Но 8 марта всё-таки нет праздника важнее основного. С Международным Женским Днём, дорогие дамы!


Открыть

Музыка : А я так свеж  Настроение : зигу реконструкции о/    

Limba Noastra - перевод стихотворения Алексея Матеевича (и небольшая зига реконструкции о/)


Ранее опубликовано: http://football.hiblogger.net/community/only_poems/803770.html

 

Спросите, причём тут День Независимости и сообщество «Стихотворения»? Всё очень просто. Сегодня вы сможете прочитать тут перевод нашего гимна, состоящего из пяти куплетов, ну а в стихотворении, на основе которого составлен гимн – двенадцать. Но я вам перевёл всё же только пять «официальных». Но, сейчас не об этом.

Итак, девятнадцать лет назад, после провала московского путча, в Молдавской ССР стала накаляться политическая обстановка. Парламентская власть (коммунисты) и оппозиция (либералы, националисты и унионисты) дрались в самом Паралменте, а после этого и их сторонники высыпали на улицы. Однако, коммунистов вытеснили очень быстро, ибо каждый день на площади перед зданием Правительства и Кафедрального собора собиралось около 50 тысяч оппозиционеров, которые уже кое-чего добились в этом государстве – например, после восстания и демонстраций 30-31 августа 1989 года в МССР появился ещё один государственный язык – румынский. А в 1990-м прошли первые в истории Молдовы демократические выборы, после которых коммунисты всё же продолжали управлять страной. Однако, видя, насколько накалена обстановка, Приднестровье и Гагаузия отделяются от нашей республики. И, если, Гагаузию удалось сохранить как автономию, то Приднестровье мы потеряли, едва его не завоевав. Но, слишком куцая была армия Молдовы в 1992-м.

Ну, а апофеозом событий 1990-го стала Декларация о суверенитете Молдовы, принятая в конце июня. С тех пор в стране не утихают массовые волнения; демонстранты требуют отделения от «советской машины» и «исторического воссоединения» с Румынией, избавившейся от диктатуры, а кто-то просит независимости. Это не могло пройти бесследно, и, как результат, в мае 1991 года большинство в Парламенте уже имеют либералы и националисты, в стан которых перешло множество бывших членов ЦК КПСС. 23 августа Мирча Снегур, будущий Президент, объявил о начале создания Декларации независимости. Она была завершена в 4 часа утра 27 августа и продекламирована из стен Парламента и Правительства в 11 часов. Кишинёв «взорвался» - Молдова стала независимой.

А оригинал Декларации постигла печальная участь – после антикоммунистического восстания 7 апреля 2009 года и разгрома зданий Парламента и Администрации Президента было обнаружено, что оригинал Декларации сожжён. Это подтвердил и экс-спикер Парламента, в кабинете которого этот документ и находился, а ныне лидер Демократической Партии Молдовы Мариан Лупу.

...В 1994-м, на новых парламентских выборах, радикалы и унионисты терпят поражение, и к власти приходят умеренные силы, возглавляемые аграрными демократами, при которых будет принята Конституция страны и изменён её гимн. Первым гимном Молдовы была песня «Desteapta-te, romane» («Просыпайся, румын»), которая использовалась в качестве гимна МДР и в 1917-1918 годах. 29 июля же 1994 года, совместно с Конституцией, принимается нвоый гимн, носящий название Limba noastra – Наш язык. Кстати, АДПМ был изменён и государственный язык в том же году – с румынского на молдавский.

«Limba noastra» - это знаменитое стихотворение известного далеко за пределами Молдовы и Румынии поэта Алексея Матеевича. Та территория, на которой родился Алексей 30 марта (по новому стилю) 1888 года, ныне уже не контролируется Молдовой – это Бендерский район, село Кэинарь (на русском – Каинары). Семья, в которой родился Алексей, была благородная (отец – священник, мать – дочь декана Кэушанского университета), а он в ней стал первенцем. Когда Матеевичу исполнилось пять лет, его семья вместе с ним переехала в соседнее село Заим, где будущий поэт получил начальное образование, прочитал все сказки и баллады из местной библиотеки, а также скрупулёзно слушал и собирал былины от крестьян и пастухов.

После этого Алексей Матеевич уезжает в Кишинёв, где в 1902-м с отличием оканчивает теологическую школу, а восемь лет спустя – и семинарию. В той самой семинарии Матеевич крепко подружится с известнейшим молдавским скульптором Александру Плэмэдялэ – автора памятника Штефану чел Маре в центре столицы, куда сегодня утром Михай Гимпу, Владимир Филат и многие другие возлагали цветы. 1910-1914 гг. Матеевич провёл в Киеве, где закончил Духовную академию, но связей с родиной не терял, публиковался в центральных газетах со своими научными работами, а в 1912 году издал первую книгу религиозных переводов с древнерусского. По завершении обучения на Украине Алексей вернулся в Молдову, влюбился и женился на Теодоре Новицкой. Но, судьба не уготовила им долгой совместной жизни.

Начав в 1914 г. активно писать стихотворения, на пик Матеевич выходит в 1917-м, в то время, когда Российская метрополия охвачена огнём Революции. Выходят множество прекрасных творений поэта, а 13 июня (по старому стилю) – и «Наш язык» - последнее стихотворение Матеевича... После этого он заболел тифом и после долгих мук скончался 13 августа (по старому стилю) 1917 года.

Таким образом, сегодня, помимо праздника, есть повод и вспомнить того, кто написал нам гимн к этому празднику, сам не ведая этого.

LIMBA NOASTRA

 

Limba noastra-I o comoara

In adincuri infundata,

Un sirag de piatra rara

Pe mosie revarsata.

 

 

Limba noastra-I foc ce arde

Intr-un neam ce fara veste

S-a trezit din somn de moarte

Ca viteazul din poveste.

 

 

Limba noastra-I frunza verde,

Zbuciumul din codrii vesnici,

Nistrul lin ce-n valuri pierde

Ai luceferilor sfesnici.

 

 

Limba noastra-I limba sfinta,

Limba vechilor cazanii,

Care-o plang si care-o cinta

Pe la vatra lor taranii.

 

 

Rasari-va o comoara

In adincuri infundata,

Un sirag de piatra rara

Pe mosie revarsata.

 

 

НАШ ЯЗЫК

 

Наш язык – это клад знаний,

Только он - в земли глубинах,

Его строки есть на камне,

Песней льются и в долинах.

 

 

Наш язык – огонь горящий

Для безвестного народа,

Тот народ – из пепла вставший,

Как герой наш воевода.

 

 

Наш язык – зелёный листик,

Что в лесах летает вечных,

Днестр, что с волной теряет

Яркость звёзд небесных вешних.

 

 

Наш язык – язык святой,

Он – наш символ борьбы древней,

Помощь в холод, голод, зной

Всем крестьянам на деревне.

 

 

Ну, поднимем же клад знаний,

Тот, что был в земли глубинах,

Тот, чьи строки есть на камне,

Песни чьи льются в долинах.

P.S. Привет администрации ХБ - картинки всё также с трудом вставляются и не хотят вырезаться, как и ссылки. Ах да, и курсив или полужирный шрифт тоже не включаются. И картинки теперь почему-то не могут выравниваться по центру - меня спасло лишь прямое копирование с первоисточника.

Спасибо за внимание.


Открыть | Комментариев 1

Музыка : не играет  Настроение : хорошее    

Литексий


 

Примечание. Сей материал писался для журнала "Атака" ранней осенью, когда из лигоевропйеской группы, где должен был играть "Металлист", УЕФА первоначально исключила "Дебрецен". Однако, вскоре оказалось, что статья, увы, будет обделена публикацией.

Прошлое, хорошее и разное

Ловечский «Литекс» по-своему является уникальной командой болгарской Профессиональной группы А. Можно даже назвать этот клуб с севера страны «болгарским «Кайзерслаутерном». Шестнадцать лет назад команда под названием ЛЕКС впервые поднялась в высший эшелон болгарского футбола и с тех пор дважды меняла название, но всегда оставалась на виду, даже во времена «отсидки» во втором дивизионе в сезоне 1996/97. Однако, стоило клубу вернуться, как тут же он дважды подряд выиграл чемпионат страны, потом четыре Кубка, и наконец, нельзя было не отметить попадание в 1/8 финала Кубка УЕФА 2001/2002 и 2005/2006. А из тех трёх несофийских команд, которые после падения коммунистического режима, лишь «Литекс» остался в высшем дивизионе и на хорошем счету, выиграв прошедший чемпионат Болгарии, а в начале сезона нынешнего – и Суперкубок страны. Такого успеха уже в начале сезона история футбола в Ловече не знала.

А история эта берёт своё начало в 1921 году, когда в королевское правительство Болгарии было адресовано письмо из северного города Ловеч с просьбой зарегистрировать там спортивное общество, в состав которого входила и футбольная секция, на базе которой и был создан футбольный клуб, которому было дано название «Хисарья». Первый матч был сыгран спустя два года. Это была игра второго дивизиона против «Этыра» из Великого Тырново. Последуют 73 года пребывания в верхней части таблицы этого эшелона, а также смены названия. С 1950 до 1979 год клуб имел название «Кърпачев», а в период 1979-1994 гг. – «Осъм».

1994. Чемпионы второго дивизиона

Так и существовал бы себе незаметно во втором эшелоне ловечский «Осъм», пока перед началом сезона 1993/94 за него не взялась по-серьёзному мэрия города и не профинансировала приход новых, квалифицированных игроков. Так что, север Болгарии получил ещё одного представителя в высшем дивизионе. Главная цель долгих лет и многих поколений – оформление путёвки в высшую лигу было достигнуто 17 мая 1994 года, когда был обыгран «Спартак» из Варны, причём с разгромным счётом 4:0.

Тот период середины 90-х помог создать по-настоящему сильный футбольный клуб, за которого взялась группа компаний ЛЕКС, и «Осъм» поменял название на имя спонсора. А после вылета из высшего дивизиона. Несмотря на обыгрыш таких команд, как ЦСКА, последовал вылет. Но после этого нефтяная компания «Ганчев и партнёры» выкупила у ЛЕКСа наш многострадальный клуб, носивший на тот момент имя «Ловеч». Были куплены добротные игроки, укомплектован тренерский штаб. Команда, получившая название «Литекс», легко, с отрывом в 10 очков, выиграл турнир во втором дивизионе и, выйдя в высший эшелон в сезоне 1996/97, вышел и в четвертьфинал Кубка Болгарии и проиграл Кубок лиги лишь в серии пенальти «Спартаку» из Пловдива. Можно было штурмовать самые высокие вершины.

1998,1999 гг. Чемпионы страны

Розыгрыш чемпионата Болгарии 1997-1998, первого чемпионского сезона в истории «Литекса», вообще выдался богатым на неожиданности. Так, например, после нескольких лет гегемонии «Левски» откатился на вторую строчку, а ЦСКА, до этого боровшийся за выживание, взлетел до небес, а, конкретнее, до «бронзы». Именно в этот момент «междувластия» «Литекс», который едва вышел в высшую лигу, стал чемпионом страны, опередив «Славию», «Локомотив», ЦСКА и «Левски». Решающий в борьбе за чемпионство матч прошёл в предпоследнем туре в Ловече, где местные претенденты победили грандов из Софии – 2:0. Как позже оказалось, игроки «Левски» просто сдали матч за деньги букмекерам, но Болгарская федерация футбола наказала клуб лишь лёгким штрафом в три очка. Подобный матч состоялся и в следующем сезоне против «Металлурга» из Перника, но, по окончании сезона 1998/99, «металлургов» отправили в третий дивизион! А «Литекс» снова победил на флажке, на сей раз опередив софийских армейцев на два очка.

Решающий гол, приведший к победе над ЦСКА в послденем туре в Софии, забил тогда лучший бобмардир чемпионата и нападающий в истории клуба Димчо Беляков.

В том же 1999-м, спонсоры-нефтяники учреждают в «Литексе» новую должность – президента клуба. И её занимает ни кто иной, как собственно владелец этой самой компании Гриша Ганчев! Ганчев не переставал жалеть денег и вкладывал их в клуб, но взамен стал сам заниматься селекционной политикой и открыл болгарскому футболу немало прекрасных игроков. В команде стало появляться множество будущих игроков сборной Болгарии, которые завоюют Кубок страны 2001 года (судьба которого решилась при помощи «золотого» гола Стефана Юрукова), а вскоре и буквально наложат монополию на этот трофей.

2001. Обладатели Кубка Болгарии

Удачная игра в первом сезоне в высшем эшелоне, прекрасное возвращение туда после вылета, два чемпионства подряд после данного «камбэка», пять Кубков страны за девять лет, три из которых пришлись на три последних сезона (прям монополия какя-то!)... Всё это сделало «Литекс» знаменитым, да и к тому же в сезоне 2001/02, как действующий обладатель Кубка, дошёл до 1/8 финала Кубка УЕФА, а там ему самого чуть-чуть для того, чтобы попасть в евровесну, а через пять с половиной лет этого не хватит для прохода в четвертьфинал – там, где их ждал «Левски». Однако, за все эти успехи ловечане потом заплатили тем, что трижды не смогли выиграть этот злобучий Кубок, не говоря о Суперкубке, в финал которого «Литекс» выходил шесть (!) раз, но только в начале нынешнего сезона смог наконец-то положить в свою копилку этот такой непокорный трофей.

И в розыгрыше прошедшего чемпионата, и в начале нынешнего все подмечали тот великолепный атакующий футбол, который сейчас показывают чемпионы Болгарии. Даже софийские гранды, которые затарились по самое не хочу, пока не могут остановить этот вихрь из Ловеча, который сейчас в таблице располагается на третьем месте, в двух очках от неожиданного лидера –«Черноморца» из Бургаса. Поптыался «Литекс» попасть в плей-офф квалификации ЛЧ, а потом и в групповой этап Лиги Европы, но не получилось. Зато потом помог случай – комиссия ФИФА выяснила, что тренерский штаб «Дебрецена» выпустил игроков, которые не имели право выходить на поле.

И если чемпионство было добыто при одном тренере, то Суперкубок и путёвку в Лигу Европы «Литекс» получил уже при новом рулевом – Петко Петкове. А до этого Кубки да чемпионства и другие достижения покорялись в основном при своих, болгарских коучах, а среди иностранцев самым известным наставником можно назвать румына Михая Стойкицэ, который тренировал клуб из Ловеча в сезоне 2002-2003, а нам знаком по работе с «Шерифом», «Стяуа» и «Националом».

На этом рассказ о славном прошлом «Литекса» завершён. Настало время перейти к делам насущным уже настоящего времени.

Настоящее

И начну я, пожалуй, с персоны тренера.

The coach. Появление Петкова на посту главного тренера «Литекса» мотивированно легко и просто. Ангела Червенкова, принесшего первый титул за 11 лет, уволил Ганчев якобы за «вмешательство в трансферную политику клуба», но оказалось, что причина стара, как мир: контракт Червенкова закончился, а Ангел после добытых им успехов попросил логичной в таком случае прибавки к жалованию. Как результат – тренеру сказали «до свидания», и на место Червенкова поставили его ассистента, коим и оказался Петков, который первый свой сезон в качестве главного тренера «Литекса» начал очень убедительно, взяв Суперкубок и не отставая серьёзно от лидеров в чемпионате.

Тактика ведения боя. В прошлом сезоне «Литекс» продолжал играть по стандартной для него схеме 4-4-2, то теперь Петков решил эту расстановку изменить. Теперь гораздо больше опасности исходит из центра атаки, а также из глубины, ведь теперь ловечане играют по новой, модернизированной схеме 4-3-3, которую тренер частенько преобразовывает 4-3-1-2. При этом Петко Петков возродил схему взаимозаменяемости игроков по бразильскому типу, когда крайних защитников страхуют крайние хавы, а опорник и плеймейкер стоят дальше всех полевых игроков от штрафной во время подачи углового, страхуя защитников. Вот такая вот тактическая гибкость в исполнении «Литекса».

Состав. Плюсом для «Металлиста» может быть то, что в клубе из Ловеча поменялся основной вратарь и по играм чемпионата видно, что купленный в межсезонье бразильский вратарь Винисиус, но и за своим хозяйством парням Маркевича надо будет следить не как кукушка за своими детёнышами. Четыре защитника располагаются в линию, где пару центрбеков составляют Николай Бодуров и француз Андре Барт (однако же, француз в Болгарии, блин!), а на флангах располагаются Мартин Венков и игрок сборной страны Игор Миланов. Трио в полузащите составляют серб Никола Йеленкович, бразилец Веллингтон, а также брат Игора и также кандидат в сборную – Георгий Миланов, а чуть ближе к воротам соперника действует опытный плеймейкер Христо Янев. Не меньшую угрозу таит линия нападения, где в дуэте (а нередко и в трио с Яневым) играют экс-форвард «Чарльтона» и «Портсмута» Светослав Тодоров и бывший нападающий «Левски», ставший в «Литексе»  лучшим бомбардиром – Вилфред Нифлор. То есть, с шапкозакидательскими настроениями против такой команды – гиблое дело.

Но и обыгрывать болгар всё равно надо... Иначе о каком выходе из группы мы можем говорить?


Открыть | Комментариев 2

Музыка : не играет  Настроение : спать хочу    

Неожиданная "Звезда"


Невозможность – мать возможного.

 Л.С. Сухоруков о победе «Стяуа» в розыгрыше КЕЧ-1985/86

...Осенью далёкого, далёкого 1985 года, когда в СССР начиналась перестройка, стартовал очередной розыгрыш Кубка Европйеских Чемпионов. По его завершению турнир того сезона стал «золотой» страницей истории для многих команд.

Шведские болельщики уже были готовы видеть «Гётеборг» в финале КЕЧ, но «Барселона», в составе которой играли Алексанко, Педраса и Арчибальд, сумела отыграть три мяча и вырвать победу в серии пенальти. Конечно, особняком в шевдксом соккере остался успех «Мальмё», но игра гётеборжцев вызвала куда больше восхищённых голосов, оставшись в памяти единой командой, которая была близка к тому, чтобы сыграть в финале со «Стяуа». И кто бы тогда говорил о том, что самый сенсационный финал в истории турнира – баталия «Порту» с «Монако»...

Кое-что в плане воспоминаний о КЕЧ 1985/86 объединяет болельщиков из России и Финляндии. Ленинградский «Зенит» в дебютном для себя розыгрыше турнира такого уровня довольно неожиданно выбыл уже на стадии 1/8 финала, где непреодолимой преградой на пути чемпионов СССР стал финский клуб «Куусюси». Именно «Куусюси» того сезона останется в памяти болельщиков из Финляндии как лучшая команда в истории местного футбола, которая могла попасть и в полуфинал, но в домашней игре против будущего победителя турнира не дотерпела четырёх минут с лишним до начала дополнительного времени.

И теперь – о победителе. Прежде всего, стоит сказать, что этот успех во многом неслучаен. С самого начала 80-х годов клубы из Румынии стали добиваться успехов на международном уровне. То «Университатя» из Крайовы выйдет в полуфинал Кубка Кубков, то бухарестское «Динамо» обрадует румынских строителей коммунизма выходом также в полуфинал, но Кубка чемпионов. Дело было в сезоне 1983/84. Тогда «собак» под руководством Мирчи Луческу остановил лишь будущий обладатель Кубка чемпионов «Ливерпуль». Продолжение банкета ожидали тоже как раз от «Динамо», ведь «Стяуа» тогда переживала серьёзный игровой криизис, однако, нашла выход из тоннеля. И каким же он оказался!

Надежда и уверенность

Успех «Стяуа» тем более удивителен, что завоеванию такого долгожданного и внезапного Кубка предшествовали шесть сезонов жесточайшего кризиса, как игрового, так и кадрового. Однако, в сезоне 1984/85 армейцы пробудились.

...Тогда, в первых восьми турах чемпионата клуб под руководством Флорина Халаджиана одержал семь побед, но тренера почему-то после таких успехов уволили. Причина такого решения до сих пор остаётся непонятной, но смена наставника дала результат. Пришедший на тренерский мостик Эмерик Йеней, бывший полузащитник «Стяуа», стал для игроков прекрасным мотиватором, и в трудную минуту ему стоило лишь крикнуть «Давайте, давайте, ребята!», и ребята действительно заводились и начинали играть. Опешившие «Динамо» и «Университатя» ничего не могли противопоставить проснувшемуся гиганту, состав которого пополнили Стынгачу, Бёлени и Пицуркэ. К тому же, армейцы решили не останавливаться на этом и, победив в чемпионате страны, после этого завоевали и Кубок Румынии, после драматичного финала (2:1 со «студентами» из Крайовы – Прим. авт.). Клуб стал представлять собой реальную силу и в новом сезоне стал громить всех соперников подряд. Поэтому всем казалось, что в 1/16 финала Кубка чемпионов датский «Вейле» казался неизбежной жертвой. Так и получилось.

Однако, после первого акта, состоявшегося в Вейле, многие в этом засомневались. Подопечные Йенея играли шапкозакидательски и недооценили соперника, который в первом тайме просто-напросто стал «сушить» игру, не давая созидать футболистам «Стяуа». После перерыва «Вейле» усилило давление на ворота Хельмута Дукадама, в результате чего мяч таки оказался в воротах румын по истечении часа игры, вызвав бурный восторг у 10-тысячной оравы, собравшейся на стадионе. Джулиан Барнетт забил мяч в ворота с паса самого Аллана Симонсена! Играя скорее через «не хочу», чем «не могу», «Стяуа» сравняла счёт, но произошло это лишь за минуту до завершения основного времени матча, результатом которого стал счёт 1:1. Игра крайне не понравилась сыну Николае Чаушеску, который после матча зашёл в раздевалку, попытавшись устроить игрокам разнос, но Йеней его оттуда выгнал. Удивительно, как после этого домнул Эмерик остался на своём посту?..

...После этого «Звезда» собралась с силами и на ответный матч вышла, полная спортивной злости, и не оставила камня на камне от датчан, которые, правда, в определённый момент имели шанс развернуть ситуацию в свою сторону, когда на 37-й минуте всё тот же знаменитый Симонсен сделал счёт 2:1, и к перерыву, по сути, ещё ничего не было ясно. Тем интереснее было понаблюдать за действиями подопечных Йенея во второй половине столь важной игры. Результат не заставил себя долго ждать: продемонстрированный натиск не мог не сказаться на итоговом результате, который провозглалсил полную и безоговорочную победу «Стяуа» - 4:1. Зрители провожали любимцев стоя, а обладатель «Золотого мяча» Симонсен сотоварищи ушли с румынского футбольного поля ни с чем.

Дальнейшая жеребьёвка выдала «Стяуа» в соперники «Гонвед» с последующим выходом на победителя пары «Зенит» - «Куусюси». В Румынии стали предвкушать повторение достижения «Динамо» весны 1984-го.

Демобилизованные соперники

Далее «Стяуа» надлежало встретиться ну с очень неудобным соперником – венгерским «Гонведом». Венгры являлись очень неуступчивой и боеспособной командой, что было доказано играми на Кубок Митропы, куда правопреемников знаменитого «Кишпешта» приглашали часто. Однако, КЕЧ – турнир другого уровня, тут всем всё нужно доказывать по-новому и в противостояниях с действительно серьёзными командами. Тем более, что повод обыграть румын был – за три недели до первого матча в Будапеште руководством РСР было принято решение расформировать несколько мадьярских поселений в Трансильвании. И, надо сказать, пропаганда подействовала, а, может, сказалась болезнь «Стяуа» в плане неудач на выезде, но на один точный выстрел «белокурого гения» Лайоша Детари никому не оказалось чем ответить. Итог – неудобные 0:1 перед ответным матчем.

...О домашнем матче можно сказать и много, и ничего. Он прошёл по сценарию игры с «Вейле», с той лишь разницей, что избиение венгров началось гораздо раньше (Виктор Пицуркэ открыл счёт уже на  38-й секунде), и лишь при счёте 4:0 мяч престижа забил всё тот же Детари. После матча выяснилось, что в финском Лахти произошла сенсация – местный клуб со страшным названием «Куусюси» выбил из розыгрыша КЕЧ советский «Зенит», и социалистическое дерби отменяется...

Но, вы думаете, что с северянами оказалось легко играть? Ах, как же жестоко вы ошибаетесь. Учитывая то, что первая игра противостояния проходила на «Генче», тренер финнов Кейхо Воутилайнен дал своим подопечным жёсткую установку: никому не переходить центр поля и уходить в атаку. И это после довольно зрелищного футбола, показанного против ленинградцев! Однако, видимо мудрый Кейхо знал, что говорил, ибо «Стяуа» снова с первых минут начала бешено атаковать и продолжала в том же духе до самого конца, но медлительные нордичи сдюжили, и лихие бужоры не добились своей цели – нулевая ничья ставила их в трудное положение. Требовалась такая долгожданная победа на выезде. В Хельсинки, на Олимпийском стадионе, лахтинцы уже активно ходили вперёд во главе с Ярмо Кайвонурми, и представители Румынии просто-напросто опешили, но и у них нашёлся свой туз в рукаве. Когда зрители уже предвкушали овертайм, Виктор Пицуркэ вышел на авансцену и заставил всех замолчать, забив единственный гол противостояния. С такой игрой в полуфинале «Стяуа» точно не снести головы – там поджидает «Андерлехт» с Энцо Шифо во главе.

В первом матче в Брюсселе бухарестским армейцам очень помогла не оказаться разгромленными тактика «Куусюси», слегка модернизированная Йенеем. «Андерлехт», который был настроен решить все вопросы по поводу прохода в полуфинал ещё в первом матче, упёрся в крепкую стену обороны «Стяуа», которая состояла аж из трёх (!) линий! При этом ещё Лэкэтуш с Балинтом умудрялись выбегать и в контратаки! Тренер бельгийцев, знаменитый защитник Ари Хаан, почесался в затылке и наверняка мысленно поаплодировал своим коллегам по амплуа, а на поле ему теперь оставалось надеяться лишь на индивидуальное мастерство своих подопечных, и в итоге Энцо Шифо не подкачал. Но 0:1 – это результат, который можно отыграть.

После уверенной игры в столице Бельгии румынские газеты со своих первых полос стали призывать футболистов «Стяуа» и тренера команды не сбавлять обороты и в Бухаресте, показать этим буржуа, насколько велики достижения социалистического спорта в Румынии. Но все эти заявления затмил приезд звёздного «Андерлехта». Кто тогда не хотел из любителей футбола получить автограф от Шифо, Крнчевича, Гудйонсена, Демоля, Лосано? Да никто. Но, увы, не получилось ни у кого. Энцо поприветствовал публику на «Генче» тем, что вышел на поле за три часа до начала матча – для «исследования газона». А все смотрели на причёску Шифо – смотрели и вспоминали Эррола Флинна... А потом на газон вышли армейцы и выдали, как позже скажут, лучший первый тайм в своей истории. Уже к 23-й минуте матча судьба противостояния была решена. Сначала Пицуркэ вырвался на оперативный простор и забил, после чего его от радости зажали в сетке чужих ворот, а потом и Балинт постарался. После ещё одного гола Пицуркэ во втором тайме Румыния загуляла. «СТЯУА» - В ФИНАЛЕ Кубка!!!!

Когда во всём мире узнали о сенсации в Бухаресте, а потом увидели, из какой ситуации в другом полуфинале вышла «Барселона», все дружно ахнули и подали румынских армейцев каталонцам на ужин. Все игроки излучали уверенность в лёгкой победе, и лишь тренер «Барселоны» Терри Венейблс был предельно спокоен. Даже «Марка», поддавшаяся общему настроению, вскоре напишет: «Эти футболисты... румыны, кажутся очень смешными». Что ж, в Севилье они сами вдоволь посмеются...

Акт возмездия

...Хотя с самого начала матча «Стяуа» ушла в глухую оборону, а «Барселона» пыталась её пробить, до отказа заполненный севильский «Рамон Санчес Писхуан» гнал каталонцев ещё дальше, ещё дальше. Но – то Бёлени не даст равзернуться, то Мажеару после потери мяча соперниками сразу отдаст прекрасный пас вперёд на Лэкэтуша или Балинта, то Белодедич всё подчистит, а уж на крайний случай и Дукадам блеснёт. В совокупности это составило полную неспособность каталонцев завершить игру в основное время, как того ожидали все горе-эксперты.

Так и докатились в итоге «барселонистас» до серии пенальти, в победе в которой они, правда, не сомневались. Тут игрокам «Стяуа» как никогда пригодились слова мудрого тренера Эмерика Йенея. Слово Миодрагу Белодедичу: «Дядя Эмерик (так называли футболисты своего коуча. – Прим. авт.) сказал нам, что всё самое страшное уже позади, что перед лицом 11-метровой отметки мы все равны, и теперь они такие же футболисты, как и мы. Он нам посоветовал не смотреть ни на одного барселонского игрока, кроме Уррути (вратаря «Барсы» Патрисио Уррутикоэчеа – Прим. авт.)».

Хельмут Дукадам, конечно же, слышал указания Йенея, но так он действовать не мог. «Херувим», как позже назовут Хельмута, буквально сверлил глаза матёрым футболистам соперника, которые раз за разом посылали мяч в него. А он только и рад... Особенно, если в промежутке между его четырьмя подвигами с точки забили Лэкэтуш и Балинт!

А хвалёные каталонцы, между прочим, так и не смогли забить ни единого гола в ворота «Стяуа», которая сдюжила, выстояла, смогла, не рассыпалась... В общем, удивила всех. А вратаря армейцев включили в книгу рекордов имени Гинесса, где он остаётся и поныне. За четыре отбитых пенальти в течение 120 и более минут одного официального футбольного матча под эгидой ФИФА и т.д. После финала команда сразу вылетела в Бухарест, где её на улицах столицы ожидали 300 тысяч человек! Такого аншлага даже выступление Чаушеску в 1974 году с новыми «июльскими тезисами» не собрало. А президент «Барселоны» Жозеп Нуньес после игры скажет: «Эти румыны  из «Стяуа» казались смешными. Мы думали, что легко выиграем Кубок чемпионов. А на следующий день над нами смеялась вся Испания».

Как итог

Игроки «Стяуа» стали в буквальном смысле национальными героями Румынии, в их честь женщины по всей стране стали называть своих детей Михаилами, Мариусами, Гаврилами, Хельмутами... Даже Миодрагами называли! А генералы враждебного «Динамо» стали потихоньку осознавать значимость достижения, добытого их злющими противниками. Но возразить им было нечего. Их контраргумент – полуфинал пал ещё 19 марта 1986 года, после гола Виктора Пицуркэ в столице Финляндии.

Кстати, мало кто знает, что во французском «Лионе» живёт фанат «Стяуа», который, ещё будучи мальчишкой, сбежал с семьёй из Румынии во Францию. Так вот, он до сих пор хранит у себя дома номер газеты «Экип» от 8 мая 1986 года. На первых полосах об успехе румын писали следующее:

«Да, дорогие друзья, вчера состоялась сенсация, которых в футболе бывает мало... «Стяуа» благодаря своему успеху, добытому исключительно из-за прекрасной тактики игры и её следованию, вошла в историю. Так уверенно и надёжно против «Барселоны» мало кто играл. По выражениям лиц каталонцев было видно, что они были крайне удивлены и ничего не могли противопоставить сопернику, который защищал словно не свои ворота, а Бухарест. В этой румынской команде есть что-то и от итальянского «катеначчо», и от строго выверенного немецкого стиля игры, но, как говорят мои коллеги, зрелищности в играх чемпионата им не прибавлять. Что ж, значит им действительно пока на планете нет равных...»

...Позже Гавриил Балинт в интервью одному из каналов расскажет, что подарили игрокам за этот успех. Подарком каждому оказался подержанный военный внедорожник АРО. Однако, для ребят не это было главное. Для них, пропитанных духом истинного социализма, было куда важнее то, что они прославили свою страну и её спорт на весь мир. И доказали, что невозможность победы над «Барселоной» («Андерлехтом», «Куусюси», «Гонведом») – мать возможного громкого успеха в розыгрыше КЕЧ 1985/86...

 


Открыть

Музыка : не играет  Настроение : много дел    

Алкмаар. Красный


Опубликовано: http://www.live-football.ru/10982-krasnaya-furiya-alkmaara.html

Прошлое

«АЗ», футбольный клуб из Алкмаара, является примером того, как можно за короткий срок достичь небывалого успеха, а потом за это заплатить двойную цену, такую, которая могла стоить клубу расформирования. Сейчас команда, ранее принадлежавшая финансовой корпорации DSB, несмотря на пережитый кризис и сокращение бюджета на двадцать процентов, продолжает играть в Эредивизие, постоянно претендуя на первые роли, да и в еврокубках алкмааровцы не теряются. К тому же, этот клуб среди чемпионов Голландии является одним из немногих, кто играл в третьем голландском дивизионе, носящем название Твиде Дивизие. Такая вот ветиеватая история.

История футбола в Алкмааре берёт начало в 1954 году, когда в городе был основан «Алкмаар 1954», который начал с низшего любительского дивизиона. Особых успехов этот маленький клуб не добился, но засветился и в Ээрсте Дивизие. В то же время, в Алкмааре существовал куда более именитый и титулованный клуб. Он носил название «Кугер Футбал Клуб» и был основан в 1910-м, и в 1934 году стал чемпионом Голландии, а двадцать один год спустя уступил титул «Аяксу». КФС (так сокращённо называли этот клуб) долго шёл по профессиональному пути, но обанкротился, а правопреемником успешной команды стал очередной коллектив уровня драмкружка «Заанстрик». Три года «Алкмаар» и «Заанстрик» играли порознь, но в одном дивизионе. В 1967-м мэрия Алкмаара решила объединить два клуба в один, которому было дано название «АЗ 67».Решение было опубликовано 10 мая. Новоиспечённая команда сразу получила мощную финансовую поддержку (15 миллионов гульденов в год) от местных властей и стала давать результат.

Первое серьёзное испытание «АЗ» прошёл уже в 1970 году, когда в городе начался финансовый кризис, и мэрия Алкмаара свернула финансирование футбольного клуба, у которого после данного решения образовались огромные долги как последствия дорогостоящих трансферов, но игрокам теперь оказалось нечем платить. И быть бы «АЗ» разорённым, если бы его не спасли два богатых брата-миллионера, игравших когда-то в «Заанстрике» - Кеес и Клаас Моленаары. После прихода к власти Моленааров дела в клубе пошли в гору, и вскоре к алкмаарской команде пришёл успех.

1976-77 – бронзовый призёр Эредивизие

Успех пришёл весной 1977 года, когда «АЗ» мало того, что наконец-то закрепился в высшей голландской лиге, но и занял третье место, обыграв для этого в последнем матче чемпионата дома «Эксцельсиор» со счётом 2:0. Впрочем, все ожидали, что такой успех будет лишь следствием минутного стечения обстоятельств, и что у команды всё равно нет будущего. Однако, братья Моленаары наплевали на мнения скептиков и пригласили тренировать «АЗ» известного немецкого специалиста Георга Кесслера, имеющего прозвище «Профессор» и тренировавшего сборную Голландии в 60-х. У Моленааров дела шли в гору, и они могли себе это позволить, а в результате не пожалели о таком прекрасном приобретении. Вокруг Кесслера стала собираться прекрасная команда. В воротах обосновался Энди Трейтел, поигравший за сборную Голландии, в нападении играл бомбардир от Бога Кеес Кист, капитаном и лидером защиты являлся Хуго Ховенкамп. «АЗ» в период 1977-1982 гг. ни разу не опускался ниже четвёртого места и только раз за этот период не выиграл медали Эре. А сезон 198081 болельщики запомнят как самый успешный в истории клуба – было завоёвано чемпионство и выигран Кубок Голландии, а также «АЗ» остановился в шаге от Кубка УЕФА, уступив «Ипсвичу» сэра Брайана Робсона.

По окончании сезона 1980/81

Сезон 1980/81 стал отправной точкой в истории «АЗ». Клуб, который по своему возрасту ещё не вылез из детских шатнишек и едва кому был известен за пределами Голландии, поулчил признание как минимум в европейском масштабе. Перед тем, как попасть в финал, алкмааровцы прошли «Ред Бойз», «Левски», «Раднички», «Локерен» и «Сошо» (и если первые три дуэли были выиграны с разгромным счётом, то бельгийцев и французов прошли с разницей в один мяч). Увы, в финале сказалась неопытность футболистов из Алкмаара, попавших на матёрый «Ипсвич», который в домашнем матче просто размазал голландцев по стенке, победив 3:0. В Амстердаме, на Олимпийском стадионе «АЗ» проявил характер и упорство, бился до последней минуты, но выигрыша со счётом 4:2 не хватило для того, чтобы оставить Кубок УЕФА в Голландии.

...Соль сиутации также состоит в том, что в том финале, состоявшем из двух матчей, за «Ипсвич» играли два голландца – Арнольд Мюрен и Франц Тейссен. Тейссен забил в каждой из игр, и его голы оказались решающими.

Начиная с сезона 1982/83, результаты команды ухудшились. Ушёл Георг Кесслер, наставники стали меняться чуть ли не каждый сезон, а результат, увы, уже пропал. Летом 1988 года, когда вся Голландия праздновала победу сборной страны под руководством Ринуса Михелса на чемпионате Европы в ФРГ, Алкмаар оплакивал вылет своей команды из Эредивизие. 16-е место, занятое «АЗ» в чемпионате 1987/88, не позволило сохранить прописку в элите. Это была уже не та команда, что семь лет назад – не осталось тех харизматических лидеров, охладели фанаты... Как говорится, все звёзды сошлись. В это же время Кеес и Клаас Моленаары обнаружили, что их бизнес катится под откос. В результате клуб был продан владельцу финансовой империи DSB Дирку Шеринге, который был ярым фанатом клуба, и, несмотря на свою занятость, всё время ходил на домашние матчи «АЗ».

2004/05. Они возродили величие «АЗ»

Удача, сопутствовавшая алкмааровцам в играх с «Сошо» и «Локереном», быстрый рост популярности клуба и фанатской поддержки, игра в финале Кубка УЕФА, чемпионство, завоевание Кубка страны – всё это в 1990-е годы вернулось от Фортуны бывшему гранду бумерангом. Те мучения, которые вместо игры изображали тогда футболисты «АЗ», можно было сравнить с трудом Сизифа. Думаю, что многие об этом знают, поэтому я расскажу об этих печальных в истории клуба из Алкмаара кратко. Весна 1995 года – под руководством экс-вратаря сборной Голландии Пита Шрийверса «АЗ» занял третье место и вышел в плей-офф за повышение. Финал плей-офф, «АЗ» выигрывает у «Витесса», но в последние пять минут всё переворачивается, и матч заканчивается со счётом 1:2... После нескольких лет подобных мук, в мае 1998-го, клуб из Алкмаара выиграл розыгрыш Эерсте и наконец-то вернулся в элиту, где и закрепился. Затем пришли и новые успехи, каким был новый розыгрыш Кубка УЕФА 2004/05, где лишь выкрутасы судьи в ответном матче лишили голландцев финала. Какая драма – решающий гол защитник «Спортинга» Мигель Гарсия забил после подачи углового и скидки вратаря Рикардо на 120+2-й минуте... Тот «АЗ» во главе с Ко Адриансе на тренерской скамье и с Йорисом Матейсеном, Кью Ялинсом, Шотой Арвеладзе и многими другими известными личностями на поле произвёл на новоиспечённого тренера сборной Голландии Марко ван Бастена такое впечатление, что клуб с севера страны стал базовым для национальной команды.

С уходом Ко Адриансе «АЗ» не рассыпался, мало того, имел реальнейшие шансы выиграть чемпионство ещё в 2007-м, но в последнем туре произошло нечто необъяснимое в виде проигрыша дома «Эксцельсиору» (2:3), и это отбросило клуб на третье место. После этого наступил спад, и даже приход Луи ван Гаала его не остановил. В первый сезон при Луи «АЗ» оставался крепким середнячком, а сам ван Гаал был на грани увольнения, но в самый критический момент сломал на тренировке ногу, и игроки вступились за тренера перед руководством. Расплата была великолепной, ибо алкмааровцы стали чемпионами страны-2008/09, не оставив никаких шансов «Твенте», «Аяксу», «Фейеноорду», ПСВ, «Херенвену» и «Неймегену». После этого ван Гаал ушёл поднимать «Баварию», а при Рональде Кумане (а позже – и Дике Адвокаате, выправившем ситуацию) случился провал, Дирк Шеринга стал жертвой мирового экономического кризиса, а «АЗ» стал учиться жить по новому. И с новым тренером, коим стал экс-наставник «Херенвена», «Фейеноорда» и «Хераклеса» Гертьян Вербеек.

Настоящее

Натставник. Итак, продолжим о тренере «АЗ». Появление герра Гертьяна, пожалуй, читалось. После 5-го места в сезоне предыдущем (хотя это ещё не так критично; по ходу сезона команда располагалась и на одиннадцатой строчке) Рональду Куману дали чертей и выгнали, Дика Адвокаата переманила сборная Бельгии окончательно и бесповоротно, а на его место пригласили другого противоречивого коуча. Вербеек прославился работой ещё в «Херенвене», с которым выходил в плей-офф Кубка УЕФА и открыл футбольному миру таких бомбардиров, как Клаас-Ян Хунтелаар и Афонсо Алвеш. Для любого голландского наставника приглашение в «Фейеноорд» является престижнейшей сделкой, заключил её и Гертьян, под приход которого на Родину вернули Макаая и ван Бронкхорста. Однако, и это не помогло.

То, что произошло с Вербееком в стане «Фейе», он и сам вспоминать не хочет. «Дядьки» и молодёжь из первой команды не признали в нём тренера как авторитета и играли как попало. Гертьян, как мог, пытался исправить ситуацию, но роттердамцы ещё и до него впали в стагнацию, а отношения с Макааем, ван Бронкхорстом, Бисесваром, Фером и Вейнальдумом не наладились. Как итог – «Фейеноорд» обосновался на почётной тринадцатой позиции, а, согласно опросу среди болельщиков, в какой-то момент отставки Вербеека требовало более девяноста процентов болельщиков! Герр Гертьян честно боролся до конца, пытался всем всё объяснить, но его никто не слушал. Уволили. Немного отдохнув и поразмыслив над жизнью, провалившийся в «Фейеноорде» наставник возглавил «Хераклес» из Алмело, боровшийся за выживание. Первым шагом Гертьяна стало отстранение от игр основы эпатажного голкипера Мартина Пикенхагена, который год спустя сидения на лавочке перешёл в «Майнц». Наладив игру в обороне и построив атакующую ось вокруг бразильца Эвертона, Вербеек ушёл с чистой совестью и возглавил «АЗ», с которым взял пока что довольно неудачный старт – взять хотя бы игру с БАТЭ.

Тактические хитрости. Команда из Алкмаара при Вербееке заиграла менее академично и более открыто, чем при «пожарниках» Кумане и Адвокаате. Теперь «АЗ» играет по схеме 4-3-3, «несущими стенами» которой являются такие элементы игры, как быстрота перемещений вингеров, которые не чураются «тотального» футбола, жёсткий прессинг (Владислав Стоянов не даст соврать), великолепный розыгрыш стандартов. Даже когда команда играет на удержание, Вербеек, как правило, оставляет впереди группу атаки из трёх человек. Это показывает, что в атаке, несмотря на уход Эль-Хамдауи, Дембеле и Ленса, выбор есть, а также присутствуют и качественные исполнители. В защите и полузащите сохранились в большинстве своём былые, так сказать, устои, что позволяет заявить о прекрасной сыгранности «АЗ», но практически полном отсутствии характера и воли к победе. Исключением является лишь игра с «Шерифом» в Лиге Европы, а исключение, насколько мы все с вами знаем, лишь подтверждает правило.

Состав. На вратарской позиции битва за место в основе очень закручена. Сезон в основе начинал Джо Дидулица, но в последнее время хорвата снова усадил на лавочку СерхиоРомеро, который стоял в воротах сборной Аргентины на южноафриканском мундиале. Феерическим возвращением для Серхио стал матч с «Хераклесом», где аргентинец выдал кучу сэйвов, которые повиляли на то, что «АЗ» нашёл в себе силы и переломил ход игры. 23-летний вратарь, который был куплен в «Расинге», справедливо считается лучшим голкипером в Аргентине, что подтверждает и доверие к нему со стороны временного наставника сборной Серхио Батисты. В сезоне 2009/10 Ромеро, несмотря на провал команды, делал всё возможное, дабы не поулчилось ещё хуже, после чего последовало логичное приглашение от Диего Марадоны поехать на чемпионат мира. Как я указал выше, заменить Ромеро может Джо Дидулица, а иногда лавку греет молодой коста-риканский вратарь Эстебан Альварадо. 33-летнего Эрика Хейблока никто не замечает, он всего лишь на всякий случай. Как и юный Хоби Вернхульст.

В четвёрке защитников произошли крайне незначительные изменения, остальные будут связаны с тем, будут ли основные исполнители всё время в строю. На правом фланге мы увидим самого успешного эстонского легионера – Роберта Клавана. Роберт вообще крайне универсален и способен сыграть и на левом фланге как защитника, так и хава. Также Клаван играл и центрального защитника. На этой позиции его использовал тренер сборной Эстонии Тармо Рюютли. В центре обороны мы увидим дуэт двух «сборников» - Дирка Марселлиса, купленного летом у ПСВ, и Эктора Морено. Левый фланг обороны будет за талантливым финном Николасом Мойсандером, который довольно громко заявил о себе в предыдущем сезоне, благодаря чему вытеснил из основы такого матёрого колосса, как Кью Ялинс. Успехи Мойсандера не остались не замеченными на Родине, после чего Стюарт Бакстер пригласил Николаса в сборную, где он также легко завоевал место в основе, вытеснив Йонаса Коллкку. Дик Адвокаат использовал бельгийца Жиля Свертса, но тот при Вербееке сел на лавочку. Также наличествуют в запасе всегда надёжные и никогда не лишние Кью Ялинс и Ганс Люйринк.

В полузащите, которая с этого сезона сократилась до трёх человек, несомненно место в основе лишь у её «хребта» центрхава Стейна Схаарса, который одновременно выполняет и функции «волнореза», и роль плеймейкера, играл при Марко ван Бастене за сборную Голландии, позже стал вызываться гораздо реже. Думается, на флангах свои позиции займут перспективный швед Расмус Эльм и исландец Йохан Гудмундссон, стремительно прогрессирующий с начала сезона. Эльм, являющийся одним из героев молодёжного чемпионата Европы, где блеснула сборная Швеции, долго кобенился, ожидая выгодных предложений из топ-клубов. «Эвертон» не смог потянуть трансферную цену Расмуса, а вот «АЗ» не пожалел и ударил по рукам с «Кальмаром». В розыгрыше Аллсвенскан 2009/10 он стал лучшим ассистентом. Позиции Гудмундссона пока что не совсем крепки, так как он молод и проводит первый сезон в основе. Его легко могут заменить австралиец Бретт Холман и местный воспитанник Эрик Фалькенбург, которые могут выйти и на позицию вингера.

Нападение «банкиров» пока что разочаровывает, ибо обычно результативная линия атаки, где когда-то блистали Эль-Хамдауи и Дембеле, в последнее время стала как-то разочаровывать. Играющие на флангах Гретар Сигурдссон и Жонатас играют технично, душевно, отдаются до последнец капли пота, но у них всё время что-то не поулчается. Главной надежой Вербеека в атаке является новоиспечённый атакёр сборной Швеции Понтус Вернблум, который если забивает, то обычно дуплетами. Посмотрим, как оно будет против киевского «Динамо», которое сейчас находится в разобранном состоянии.

Таким образом, исходя из всего написанного, можно выделить 5 советов того, как нужно играть «Динамо», дабы победить «АЗ», который как в чемпионате, так и в еврокубке, стартовал неудачно:

- перво-наперво стоит сказать, что киевлянам нужно совершать как можно меньше фолов на фланге или вблизи штрафной. Эта угроза связана с тем, что Расмус Эльм может прекрасно подать, Стейн Схаарс - сразить Коваля/Бойко своим ударом, а Марселлис и Морено – той сумятицей, которую они привносят при стандартах;

- при подаче угловых не стесняться отходить всей командой в штрафную, а тому, кто будет защищать ворота «Динамо», следует не скупиться и поставить двух игроков  охранять штанги. Всегда лучше перестраховаться, чем недостраховаться;

- давить легче всего киевлянам будет через центр полузащиты, так как там один лишь Схаарс. Если динамовцы не будут в центре поля через каждые две передачи терять мяч, то они получат хороший плацдарм для «налётов» на ворота противника;

- как можно чаще бить по воротам издалека, так как Серхио Ромеро чувствует себя не очень уютно при таких моментах, легко может пропустить и «бабочку»;

- и, наконец, главное – не нужно отдавать с самого начала игры инициативу в руки сопернику, который обладает разноплановыми игроками, составляющими в совокупности грозную команду, которой присуще умение из ничего создать гол. Это также является для киевлян прямым указанием к увеличению процента реализации моментов, так как «Шерифу» «АЗ» расточительности не простил.


Открыть | Комментариев 14

Музыка : Stratovarius - Run Away  Настроение : день города    

Лозанна-1


Кагбэ опубликовано: http://www.live-football.ru/10619-nesedobnaya-lozanna.html

...26 августа 2010 года в Москве, на стадионе «Локомотив», местный одноимённый клуб под руководством Юрия Сёмина приготовился триумфально пройти в групповой этап Лиги Европы, минуя труп швейцарской «Лозанны-Спорт», которая заставила понервничать болельщиков «железнодорожников» в первом матче, но, как думалось многим, всё обошлось. Однако, и счёт 1:1 не оказался панацеей против той отвратительной игры, которую показывали парни Сёмина, ну и, конечно же, нельзя не отметить тот героизм, который проявили игроки до этого мало кому известного клуба, который прибывал во втором швейцарском дивизионе. На «Лозанну» перед московским матчем поглядывали с пренебрежением, сулили крупное поражение... Но, не получилось. «Локомотив» продолжило трясти, поменялся президент, ушёл Сёмин, а их бывшие соперники продолжают свою еврокубковую одиссею и попутно довольно успешно борятся за выход в высшую лигу Швейцарии.

Но, всё-таки российские болельщики и теперь на «бело-голубых» посматривают с некой горделивостью – ведь как уверенно этих альпийских наглецов на выезде победил ЦСКА – 3:0... Наверное, сейчас стоит забыть о ссорах и распрях и прочитать материал об интереснейшей истории клуба «Лозанна-Спорт», которая, между прочим, насчитывает уже без малого 115 лет.

Магия числа 13

В славном городе Лозанна, который почему-то у всех ассоциируется с почти одноимённым названием вкуснейшего блюда, общество игровых видов спорта «Монтрион» появилось ещё в 1866 году. Долгое время организация работала в основном на лыжников и слаломистов, однако, вскоре увидев, насколько становится популярен футбол в Швейцарии и как с международными турне разъезжают «Грассхопперс», «Базель» и другие, многие её члены ратовали за то, чтобы в «Монтруане» появилась футбольная секция, однако мэрия города, которая являлась владельцем общества, была категорически против, так как она и без того тратила много средств на содержание главной спортивной организации, да и к тому же из Англии уже доносились слухи о профессионализации футбола. Местные идейные вдохновители игры в мяч затаили обиду на власти, а в 1896 году «футбольная революция» наконец-то свершилась. После всех дрязг в городе был основан футбольный клуб «Монтрион». Руководителями клуба стали семь, по сути, моих сверстников Морис Рамеле, Луис Рамеле, Жан Нарбель, Макс Бидерманн, Альбер Клюнге, Этьенн Буйон и Чарльз Бишофф (последний на фото не присутствует). Акт о создании футбольного клуба был подписан 1 сентября 1896 года, в доме по улице Флёреттес (Цветочной), 15, где проживали братья Рамеле. Чуть позже в новый «Монтрион ФК» влились маленькие местные командочки из ближайших окрестностей «Монтрион Спорт Клаб», «Больо», «Буа-Жентиль», «Плэйн дю Луп», «Монтшоизи», «Малли» и «Понтес». Объединение завершится в 1904 году.

Во время первого матча – против сборной Южной Германии (3:1) 28 марта 1898 года

Первые годы новый клуб очень радовал болельщиков своими результатами. Уже в 1900 году «Монтрион» прошёл лицензирование для того, чтобы участвовать в Межрегиональной лиге – третьем по счёту швейцарском дивизионе. И, надо сказать, там он освоился довольно быстро. И если в сезоне 1900/01 выйти во Вторую лигу помешали прыткие лихтенштейнцы из «Вадуца», то в следующем году лозаннцы не оставили от своих соперников камня на камне, одержав в девяти матчах столько же побед, забив 36 мячей и пропустив лишь два! Таким было ураганное начало истории для «Монтриона», после чего предстояло дебютировать куда на более серьёзном уровне – во втором дивизионе. Там уже не играли на пустырях или во дворах, а либо на маленьких стадионах в центре городов, либо на комфортабельных аренах на окраине. Под эти цели Макс Бидерманн выделил 20 тысяч франков для строительства стадиона в центре Лозанны, который открылся в 1904 году, когда клуб таки смог доказать свою состоятельность в финансовом плане. Новую площадку назвали «Макс Бидерманн-штадион», а вмещала она пять тысяч зрителей. Билет на один матч на этом стадионе стоил недорого – 5 франков. Уже в первом матче на новой арене, в игре первого тура Второй лиги 15 сентября 1904 года против «Серветта» «Монтрион» победил, да как – 4:0! Именно тогда же на трибунах произошли первые в истории Швейцарии стычки между болельщиками и началась нескончаемая вражда между фанатами «Серветта» и нынешней «Лозанны-Спорт».

Апофеозом роста «Монтриона», который становился чуть ли не главной силой швейцарского футбола, стал 1913 год – «год двух свершений», как назовут его в будущем болельщики уже «Лозанны». И, действительно, пожалуй, 1913-й, если и не самый, то, по крайней мере, один из наиболее удачных годов в жизни клуба. Началось чудо в июне 1913 года, когда клуб, представлявший Лозанну, в общенациональном финале одолел «Аарау» и базельский «Олд Бойз» (вот так, не только «Янг» были), а до этого – в региональной группе «Запад» ненавистный «Серветт» и «Стеллу». Продолжение банкета последовало, когда в том же 1913-м в Лозанне собрался первый Олимпийский конгресс, а в честь этого в Лозанне был организован футбольный турнир. И его «Монтрион» выиграл, победив в полуфинале 3:1 «Аарау», а в финале не оставив камня на камне от сборной Парижа – 7:0!

«Банкет» завершился в 1915 году турне по Испании и Португалии, где «Монтрион» потерпел лишь одно поражение – 1:3 в стартовом матче турне от сборной Лиссабона. Позже швейцарцы совершили самое настоящее чудо, обыграв на «Чамартине» сам «Реал» с Сантьяго Бернабеу 1:0. Мадридцы попросили реванша, заплатили за это огромные по тем временам деньги – восемь тысяч песет и снова «прокололись» - на сей раз со счётом 1:4...

После этого в Лозанне решили реконстурировать Олимпийский стадион, а Общество игровых видов спорта, то самое, откуда вышел «Монтрион», продолжало чахнуть. В ход истории вмешалась (что естественно) и Вторая мировая война.

Между двумя войнами

...Как и во многих странах, которые затронула Первая мировая война, футбол был забыт надолго. Сразу после возвращения «Монтриона» из латинского турне в 1915-м все соревнования были прерваны на неопределённый срок. В 1920 году по стране вновь застучали мячи, но сам «Монтрион» едва не прекратил своё существование. Дело было вот в чём: замученная мэрия закрыла Общество игровых видов спорта, и тысячи оставшихся без работы спортсменов вышли на улицы Лозанны, дабы протестовать против... «Монтриона». Причём он-то тут, спросите вы? Да демонстранты считали, что из-за ухода тогдашних футболистов Общество потеряло популярность среди меценатов. Руководство «Монтриона» увидило плакаты и ужаснулось, а потом решило создать клуб «Лозанна-Спорт», основным направлением которого будет футбол, но, помимо этого, будут созданы секции по хоккею, гребле и лёгкой атлетике. Лыжники остались ни с чем.

Поход на «Лозанну-Спорт»

Более десяти лет «Лозанна-Спорт» не могла нащупать свою игру, ту игру, которую показывали в 1913-1915 годах. В Швейцарии граждане оправлялись от ужасов войны, потихоньку начало приходить в себя и футбольное хозяйство. Но, пока бывший «Монтрион» искал новых игроков, в местном футболе стали царствовать «Базель», «Грассхопперс», «Санкт-Галлен»... Пришлось начать фактически с начала. Поначалу казалось, что очень скоро команда впадёт в небытие, но началось, как ни странно, планомерное восстановление. Спокойно без суеты, восстанавливалось клубное хозяйство, «Лозанна» переехала с переставшего отвечать требованиям Швейцарской лиги стадиона имени Макса Бидерманна на Олимпийскую арену.

С началом 30-х годов для «Лозанны-Спорт» началась «золотая эпоха», продолжавшаяся до начала Второй мировой войны. С начала в 1932 году под руководством местного специалиста Робина Паше было выиграно чемпионство, а затем в Лозанну прибыл знаменитейший английский специалист Джимми Хоган, до этого работавший в сборной Голландии, а также бывший долгое время вместе Генрихом Речурой заместителем Хуго Майзля в сборной Австрии. Хоган поработал с «Лозанной-Спорт» всего один сезон, по оконачнии которого клуб сделал дубль, выиграв чемпионат и Кубок (а каков счёт финала – 10:0 с «Нордштерном»!). После этого англичанин уехал на родину поднимать бирмингемскую целину «Астон Виллу», что сделал, как обычно, с успехом. Уже без Хогана «Лозанна» выиграет ещё два Кубка – один, снова победив в финале со счётом 10:0 (1936, «Грассхопперс»), а во втором – снова победив «Нордштерн» (1939, 2:0; тогда для «Лозанны», проходившей через игровой кризис, этот трофей стал большим достижением).

И, наконец – внезапный «золотой» дубль весной 1944 года. В чемпионате «Лозанна-Спорт» лишь по дополнительным показателям обошла «Бале», с которым сошлась и в финале Кубка страны, проходившем в Берне, на стадионе «Ванкдорф». Первые 85 минут не принесли успеха никому, но затем, в последнюю пятиминутку «балейцы» посыпались и пропустили три безответных мяча – 0:3!

Что интересно, этот успех клуб добыл под руководством местного... тренерского дуэта во главе с Фритцом Леонхардтом и Георгом Баумгарттером. Эдакая швейцарская вариация на тему «Лобановский-Базилевич», что ли?:-)

Мне кажется, или это тот самый ритуал, что часто практикуется в Англии?

Жить по-новому

Прошла Вторая мировая война, нацистская Германия потерпела крах, и Швейцария оказалась меж двух лагерей – капиталистическим и социалистическим. Чемпионат продолжал разыгрываться как обычно, а вскоре станет известно, что эта альпийская страна примет у себя чемпионат мира по футболу 1954 года. Но, до него ещё надо было дожить. За это время и в стане «Лозанны» произошли значительные пертурбации, которые, несомненно, повлияли на игру команды, которая заиграла в новом составе не сразу. Выехав на «старом багаже» (вице-чемпионство в 1947-м и Кубки 1946 и 1947 годов), «Лозанна» спустилась в середину турнирной таблицы. Началась смена поколений, результат стал потихоньку пропадать. Потребовалось определённое количество лет, дабы вернуться на утраченные позиции.

Этот процесс тормозило то, что как и в прошлом, так и в будущем в клубе очень быстро менялись и меняются тренеры. Только-только один наставник построил команду под своё видение игры, как тут же он непонятно почему оказывается уволенным советом директоров клуба. Однако, в начале 50-х «Лозанна-Спорт» оказалась вновь на волне успеха в Швейцарии, выиграв в 1950 году Кубок и в 1951-м – чемпионат. Но абсолютное лидерство в местном футболе уже уплыло из рук, точнее, ног лозаннцев. Следующий успех ожидал «бело-голубых», которые обзавелись этой формой лишь в 1945 году, ожидал десять лет спустя выигрыша чемпионата, когда Кубок страны был взят после разгрома в финале... внимание, болельщики «Днепра»! – «Беллинцоной» - 4:0.

После этого жизнь в «Лозанне» снова пошла своим чередом. Опять, как в окнах поезда, замелькали тренеры. Шарль Мамье, Франк Зехехайе, Франк Лусиано, Роже Раймон (с ним «Лозанна» становилась чемпионом Швейцарии в последний раз – дело было в сезоне 1964/65), Роже Боке, в конце концов, имя знаменитого немца Курта Линдера, неплохо поработавшего в ПСВ на стыке 60-х и 70-х годов прошлого века и открывшего миру прекрасного полузащитника Гууса Хиддинка, чего стоит... Но стабильность бело-голубая команда обрела лишь с приходом на тренерский мостик бывшего игрока сборной Австрии, футболиста сборной Германии после аншлюса Вильгельма Ханеманна. При Ханеманне, отработавшем в клубе лишь один сезон, дебютировал и отец знаменитого бомбардира Стефана Шапюиза Пьер-Альбер. Также сезон 1966-1967 годов запомнился выигрышем очередного Кубка и уходом Ханеманна, который в открытую высказал недовольство финансовой политикой клуба, проводимой советом директоров «Лозанны-Спорт». А в Кубке снова пострадало «Бале», и снова на последней минуте (2:1). В дальнейшем картина истории «Лозанны» будет унылой. Будет, конечно, победа в очередном розыгрыше Кубка Швейцарии в 1981 году, тогда же и выход в финал Кубка лиги, но всё не то. Руководству хотелось успеха в еврокубках. Местные трофеи уже приелись и стали вызывать отторжение.

Но неумение ценить то, что добыто, отбросило клуб назад. Борьба за медали в Суперлиге Швейцарии уже становилась тяжким, практически неподъёмным делом. В руководстве осознавали, что пришло время кардинальных перемен, без которых будущего у «Лозанны-Спорт» не будет. В тот момент, когда в футбольной секции дела обстояли не очень, хоккейная команда вовсю гремела на всю Швейцарию. Не это ли стало решающим поводом призадуматься о смене вектора?.. Наверняка такие мысли были, но в 1985-м подобная концепция развития «Лозанны», завязанная на хоккее, была отвергнута. Но это никак не сказалось на выступлениях футбольного клуба, которым к тому времени успели порулить и посланцы из Восточной Европы – югослав, а ныне хорват и тренер сборной Боснии и Герцеговины Мирослав Блажевич и известный в далёком прошлом нападающий бухарестского «Динамо» румын Раду Нунвайллер. Но и они не принесли в копилку «Лозанны» никаких трофеев и достижений. За них это сделали другой посланец Восточной Европы венгр Петар Разманди, вышедший в 1984-м в финал Кубка страны, а весной 1990 года под руководством Умберто Барбериса команда завоевала серебряные медали чемпионата Швейцарии.

Барберис ушёл, и после него наступило безвременье, которое закончится лишь в 1999 году, когда будет завоёван очередной Кубок Швейцарии, а годом позже серебряные медали Суперлиги и кубкового финала. Чуть позже наконец-то придёт успех и в еврокубках, когда «Лозанна», пройдя через все испытания дойдёт до 1/16 финала Кубка УЕФА, которая в начале XXI века, если вы помните, разыгрывалась ещё осенью.

Вратарь и капитан «Лозанны-Спорт» Мартин Брюннер с Кубком Швейцарии-1999

...Собственно, это и были последние успехи «Лозанны-спорт» до 2009-2010 годов. Плохой менеджмент и непродуманная трансферная политика привели к тому, что к началу дальневосточного чемпионата мира, который должен был пройти летом 2002 года в Южной Корее и Японии, долги клуба, копившиеся в течение десяти лет, достигли угрожающей отметки в двадцать миллионов евро. Оплачивать их оказалось некому, и клуб разогнали. Доброе имя им сама команда были восстановлены в 2003-м по инициативе местного бизнесмена Жана-Франсуа Колета. Клуб начинал со второго дивизиона Межрегиональной лиги, но сейчас находится на приличном уровне и идёт на втором месте в Челлендж-лиге. Тем более удивителен успех в Кубке страны-2009, когда в полуфинале все ждали победы «Санкт-Галлена», а тот возьми и проиграй дома лозаннцам – 1:2! Правда, «Базель» потом в финале на родном «Санкт-Якоб Парке» учинил выскочкам форменный разгром – 0:6...

Но не это важно. А важно то, что такой местечковый клуб набирает опыта и вистов в международных и не только турнирах, будучи практически не известным на данный момент за пределами страны. Много ли из нынешних восточноевропейских команд второго разряда смогли добиться такого? Ой, сомневаюсь...

А они смогли. Сейчас «Лозанна-Спорт» играет в Лиге Европы, и после страшных 0:3 от ЦСКА смогла дать в гостях бой «Палермо» (0:1). То-то будет дальше... Команда, которую этим летом возглавил амбициозный специалист Мартин Руэда, очень нравится. По личностям мы её разберём во второй части моего рассказа.

«Хай, «Лозанна»!!!!!!!!!!!»


Открыть

Музыка : Stratovarius - Lead us to the night  Настроение : монументальное    

Кто есть кто? (Угадываем без Википедии)


 

Подсказка: этот дядюшко знает о советской оккупации больше историков

Подсказка: он дядюшко премьер-министро

Подсказка: этот дядюшко не просто политик, а ещё и шесть языков знает

Подсказка: этот дядюшко спокоен

P.S.  А найдётся ли такой умный человечек, который ещё и расскажет, что всех этих четырёх людей объединяет, а?:)

 

 


Открыть | Комментариев 60

Музыка : Stratovarius - Run Away  Настроение : завтра на курсы    

Шотландский экспресс (история смерти Хьюи Галлахера)


Для получения больших эмоций во время прочтения: http://www.youtube.com/watch?v=hKLpJtvzlEI

Хьюи пришёл домой довольно поздно, сильно уставший и голодный.  Поужинав, он посмотрел на часы. Стрелки сходились на отметке «11 часов». Он долго сидел и думал: что будет дальше? Поймут ли правильно публикацию его извинений перед сыном?

«Даже когда мне будет 100 лет, я не забуду про то, что когда-то сделал Мэти больно...»

Ах, какой пассаж...

Ну и пусть думают, что хотят. Лучше я пойду, сам расскажу всё сыну, а потом – спать. Ведь завтра надо идти в суд...

Хьюи поднялся вверх по старенькой, практически винтовой лестнице и пошёл налево, в комнату Мэттью. Дверь была не заперта.

- Мэттью, ты уже спишь?

- Нет, папа. Ну то есть, почти уже да. Я тебя ждал раньше, хотел тебя спросить, как день прошёл, ужин сварил, но... (Зевает.) Просто у меня ещё завтра последний экзамен – по математике. Я и к нему усиленно готовился. Устал очень...

Отец подошёл к кровати сына и лёг рядом с ним. Хьюи было тяжело говорить, но он старался убить в себе неуверенность, только бы она не передалась Мэттью. Но начать разговор на эту тему сейчас у него не хватило духу.

- А где остальные оболтусы во главе с Хьюи-младшим?

- Спят уже. Тоже умаялись...

- Хм... Понятно.

Мэттью приподнялся и заглянул в глаза отцу. Сыну показалось, будто Хьюи-старший дрожал, словно кленовый лист.

- Папа, ты что-то хочешь мне сказать? Что-то очень важное? Я же по глазам вижу.

Эх, Хьюи, Хьюи... Плохо скрываешь ты свои невзгоды от тех, кто о несчастьях и слышать не должен – от детей... Ну что ж, придётся ему всё рассказать...

- Мэттью, сынок, дорогой. Мне трудно об этом говорить. И тебе тоже.

- О чём же? Ну говори, папа!.. (Мэттью окончательно проснулся и, осунувшись, упёрся в спинку кровати.) Не тяни!

- В общем, помнишь, что я с тобой сделал месяц назад?

- Да, конечно. Вряд ли такое забудешь... Но сейчас-то об этом зачем вспоминать? Я же тебя уже...

- Стой, подожди. Дай я скажу. Я опубликовал в нашей газете заявление, в котором очень жалею о случившемся. Но когда она вышла на следующий день, я слышал, как многие люди между собой говорили о том, что всё это – для отвода глаз. Завтра я должен идти в суд, и меня, наверное, заключат под стражу, а вас отдадут в приют...

- Ты славный, папа, - сказал Мэттью, обняв отца, я всё равно тебя люблю. Да и к чему это было нужно? Перед кем ты хотел оправдаться? Перед ними? Да пусть говорят, что хотят... Главное, что я тебя уже давно простил.

- Правда? (По щеке Хьюи скатилась слезинка.) Спасибо тебе, сынок! Но только я боюсь того, что судье будет уже всё равно... Они меня посадят и отправят куда-нибудь на север, и вряд ли вы меня потом когда-нибудь увидите.

- Ну, перестань. Зачем же так пессимистично? Если хочешь, я могу пойти с тобой в суд, и подтвердить, что я без всякого давления на себя тебя простил, и всё! Я не хочу тебя терять...

- У тебя же тест завтра, сынок. Хочешь прогулять школу? (Смеётся.)

- Нет. Просто я тебя люблю и готов защищать всё время.

Хьюи погладил сына по голове, думая: «Эх, что же я наделал? Что я сделал с собой? Что я сделал с детьми? Ведь я их могу никогда больше не увидеть! Проклятый алкоголь!»

Лучше броситься под поезд, чем не видеть детей.

Хьюи передернуло от такой мысли. У него было плохое предчувствие.

Что ж, главное, что дети на моей стороне. Они-то знают, что я их всё равно люблю.

Мистер Галлахер уже хотел уходить, когда Мэттью задал папе вопрос:

- Папа, а как ты думаешь, ты – великий человек?

- Хм... Ну и вопросы ты задаёшь, Мэттью... История покажет.

- Ты сядь, сядь. Расскажи мне о своей карьере. А то я так не засну. Я ведь беспокоюсь за тебя и вижу, что что-то не так...

- Стоп, сынок. Ты уже, наверное, об этом раз сто слышал.

- А я хочу услышать от тебя. Да к тому же ты так интересно рассказываешь, что по окончании я сладко засну, как после сказки, которые нам читала мама...

- Ну ладно.

- Начни с самого начала!

- Хорошо. С чего всё началось, я уже и сам не помню. В моём родном городишке, Беллсхилле, я впервые начал гонять мяч с ребятами. Позже, когда я с твоими бабушкой и дедушкой 5 лет жил в Глазго, мой талант впервые заметили, и я стал членом профессионального клуба и получал маленькую, но зарплату. Ведь в те времена мой отец и твой дедушка погиб на фронте, а мама... У неё появилась астма. В душном городе мы больше не могли оставаться. Мы вернулись в Беллсхилл, оттуда, по счастливой случайности, я уже в 17 лет попал в молодёжную сборную Шотландии, стал играть в клубе второго дивизиона. А ведь всё могло оборваться, едва начавшись. После первого сезона в новой команде я заработал двухстороннее воспаление лёгких. До сих пор могу начать серьёзно болеть из-за пустяка...

- Бедный. (Мэттью приблизился к отцу и положил голову на его колено.) Конечно, футболистам некогда следить за своим здоровьем. То ли дело те, кто работают в науке... Вот я, например, хочу преподавать высшую математику в элитном университете.

- Амбициозный ты мой... (Прижимает сына к плечу.) Чтоб тебя в жизни сопровождала только счастливая звезда. Ты, конечно, футболом не увлекался, поэтому и не понимаешь, какой азарт загорается в тебе, когда всё начинает получаться. Ты в 17 лет на первых полосах газет, забиваешь на главных стадионах Home Nations, переходишь в новый клуб, с которым завоёвываешь первый трофей в жизни – Кубок Шотландии...

- А какая это была команда? «Эйдрдринс», да?

- Почти что. «Эйрдрионианс». Хотя сейчас её называют просто «Эйрдри».

- А что было потом? Ты поехал в Англию, чтобы быть на виду у классных клубов и продолжать расти, или тебе нужны были только деньги? Да и как там тебя могли принять с таким ростом?

- (Смеётся.) Ну и вопросы ты, сынок, задаёшь... Похлеще наших «акул пера». Конечно, я ехал во многом за известностью, но и, конечно, за улучшением качества игры. А деньги... Тогда они были невелики. Сам понимаешь – 5 лет ведь только прошло, как закончилась война, да и владельцы клубов в те времена распоряжались игроками, как хотели. Страшное было время. А как Англия меня приняла... Это вообще довольно смешной случай. Тогда, как впрочем и сейчас, о новичках узнавали лишь в газетах. А когда я впервые появился на поле, то болельщики недоумевали: почему он такой низкий? Как он будет бороться с высокими соперниками? А я взял и в дебютном матче положил два гола. Только тогда это моему новому клубу – «Ньюкаслу» не помогло. Мы проиграли 2:3...

Мэттью приподнялся. Рассказ отца всё больше захватывал его.

- Папа, но ты же всё равно потом стал чемпионом, да?

- Да... Команда в которой я тогда играл, стала вскоре чемпионом. Потом меня стали вызывать в сборную Шотландии, а вскоре наша страна выиграла турнир Home Nations.

- А что это за турнир?

- В нём играли Ирландия, Шотландия, Англия и Уэльс. Сейчас там вместо ирландцев – Северная Ирландия.

- И что ещё ты выиграл с той командой? Вы стали лучшими в мире?

Этот вопрос окончательно поставил Хьюи в тупик. Он стал вспоминать моменты, когда в 1928-м Шотландия громила Англию на «Уэмбли», как Галлахер феерил в «Ньюкасле»... Но из-за футбольного самосознания британцев Хьюи так и не сыграл на мундиале.

- Нет. Не получилось. Но от этого наша команда не становилась хуже.

- Да, вы были лучшие! А потом? Что было потом?

Вряд ли ты мог догадываться о том, что рана, начавшаяся появляться 25 лет назад, не затянется...

- Я сменил ещё несколько клубов, но уже не смог добиться ничего такого. Потом работал во время войны кем придётся, после чего мы, сынок, оказались снова здесь, в Гэйтсхэде.

Хьюи отвлёкся от своего рассказа и увидел, что Мэттью заснул. Часы пробили двенадцать. Наступила нежная, ласкающая лёгким ветром июньская ночь. Галлахер вышел из комнаты, закрыл дверь, пошёл вниз и лёг на диван в гостиной. Он достал из кармана бумажку и долго вертел её в руках.

«Мистеру Хьюи Килпатрику Галлахеру явиться 12 июня сего года в назначенное время, коим является полдень, в Совет Магистратуры города Беллсхилл о даче показаний по факту нанесения телесных повреждений Мэттью Хьюи Галлахеру в качестве подозреваемого.»

Лучше броситься под поезд, чем никогда больше не увидеть детей...

Кто знает, как далеко мог бы зайти этот смысловой ряд, если бы усталость не взяла верх над эмоциями. Хьюи заснул, но вскоре проснулся весь в поту, а порыв холодного ветра, проникший в комнату, словно доставил этот ледяной воздух сквозь тело прямо в душу Галлахера, которого стали мучить кошмары. Больше от кошмаров он не просыпался.

На следующий день Хьюи встал, и, как обычно, никого из детей дома не застал. Он выпил кофе, оделся в свой парадный костюм и направился в здание суда. По пути ему бросали вслед фразы «Чего такой потерянный? Пить перестал?» и «Ничего, посадят тебя за твои деяния!»... В нём снова проснулась ярость. Он прошёл по пустырю, через железную дорогу, и окунулся в омут своей памяти. Он вернулся в 14 мая...

- Эээээ... А здороваться с отцом кто будет?

- Ты опять пьян?

- А тебе какое дело, щенок!

- Зачем ты взял в руки эту статуэтку?

- Нет, папа! Что ты сделал! Моя голова!

- Скотина...Тварь...На отца даже внимание не обратил!

Хьюи не заметил, что уже шёл по железной дороге. Он приподнял глаза и сказал, всхлипнув:

- Прости меня, Господи... Простите меня, дети... Я не выдержу этого суда...

Лучше броситься под поезд, чем больше никогда не увидеть своих детей.

Он знал, что больше их никогда не увидит. Хьюи больше ничего не угнетало, и он как никогда захотел присоединиться там к своей второй жене. Услышав звук приближавшегося двенадцатичасового экспресса Лондон-Эдинбург, Галлахер едва слышно сказал:

 

-  Дорогая, я иду к тебе.

***

Поезд резко остановился. Вороны, вольяжно рассевшиеся на ветках ближайших к железному полотну деревьев, со страшными криками разлетелись в разные стороны.


Открыть

Румынская парабола


Опубликовано: http://sport.oboz.ua/news/2010/5/21/74575.htm

Смутные времена

 ...Пока социалистическая Молдова переживала рост самосознания в 1988-1989 годах, а в Румынии судорожно искали пути, как заплатить 11-миллиардный внешний долг, в Бухаресте у кучки рьяных фанатов одной неизвестной столичной команды не было поводов для особой радости.

Именно тогда, в период на распутье румынской истории, маленький и незаметный на большой футбольной арене клуб «Прогресул - Энергия» из города с величественным орлом на гербе, достиг «дна» своего падения. Основанный в 1944 году по указу короля Михая I и переведённый на баланс Национального Банка Румынии, «Прогресул», докатился до Пятой серии Дивизии С – самого распоследнего эшелона профессионального футбола РСР. Неважно в те времена шли дела и в Нацбанке, ведь режим жёсткой экономии, введённый товарищем Чаушеску, заставил свернуть финансирование «прогрессирующих» до минимума. Как результат – клуб едва держался на плаву, летом 1988-го из команды ушли лучшие игроки, а состав обновился почти полностью. Финансы стали распевать не просто романсы, а громкие, писклявые такие серенады.

Трудно сказать, что ожидало бы команду из Бухареста, обладавшую в те времена шикарнейшим, между прочим, для третьего дивизиона стадионом «Котрочень» (что ныне около резиденции президента Румынии Траяна Бэсеску) на 14 с лишним тысяч мест, если бы не мудрый ход Банка и не решающее появление ивнвестора-спасителя, так часто встречающееся в истории многих клубов. Высшую должность в клубе занял новый президент Дан Ионеску, сменивший на своём посту другого Дана – Мурешана. Ионеску привёл в клуб стабильных инвесторов – Молодёжную Ассоциацию Спорта Румынии (МАСР), которая обеспечивала «Прогресул – Энергию» всем необходимым, а также талантливыми игроками.

Составленный вскоре план развития клуба предполагал собой тесное сотрудничество между МАСР и «Прогресулом». Был взят курс на омоложение состава. К тому времени организация молодых румынских спортсменов имела свои представительства во всей стране и насчитывала около 700 тысяч членов. Это позволяло проводить довольно удачную селекцию, сохраняя при этом бюджет клуба неподорванным. Контакты МАСР с «коллегами» из других социалистических стран были налажены серьёзно, и в скором будущем Ионеску на летнем собрании команды заявил о том, что вот-вот ситуация в клубе наладится окончательно и в 1993 году команда должна выйти в высший дивизион. Дело осталось за малым – игроки должны были подтвердить слова Ионеску своей игрой на футбольном поле. МАСР и клуб успешно продвигали друг друга – на стадионе «Котрочень» повесили большой баннер организации румынских спортсменов-юношей, а во всех зданиях организации висели стенды с информацией о клубе, которому нужны таланты. Дело пошло, но для начала нужно было уберечь «Прогресул-Энергию» от превращения в серых любителей. Для этой цели в клуб был приглашён новый главный тренер Пауль Попеску, и команда начала свой тернистый путь к звёздам с отметки «-3» из-за позднего прохождения лицензирования.

 Оправдывая название

Попеску был для клуба тренером далеко не новым. Он уже имел опыт руководства тренерским штабом «Прогресула» в 1984-1988 гг., а в те времена команду лихорадило похуже нынешнего. Зимой 1988-го Попеску покинул клуб, но «Прогресул» долго не смог обходиться без любимого главного.

На пороге сезона 1989/1990 МАСР перестаёт оказывать «Прогресулу» и переходит на обеспечение клуба лишь игроками, а Нацбанк снова принял команду, число фанатов которой достигло тысячи, в свои «распростёртые объятия». 11 миллиардов долларов долгов были заплачены, и на несколько месяцев социалистическая Румыния перестала бурлить. На фоне этих радостных событий «прогрессирующие» затарились по самое «не хочу» - в заявке на новый сезон фигурировали имена 30-ти (!) человек. Отличных результатов долго ждать не пришлось – «Прогресул» выиграл свою Серию с пятиочковым отрывом от ближайшего преследователя – другого клуба из Бухареста, уже давно почившего – «Металла». Набранные «баникрами» 42 очка дали им желанную путёвку в Дивизии В. Кто знает, какой была бы судьба команды во втором эшелоне румынского футбола, если бы не одна маленькая случайность...

А дело в том, что поздней осенью 1989-го в здание клуба заявились непонятные люди в армейском обмундировании и арестовали всё руководство клуба как «революционных элементов и хулиганов, противников социалистического строя». На время судебного разбирательства клуб возглавил, не поверите... Валентин Чаушеску! Да, тот самый злобный сынок диктатора, который прославился своими «подвигами» в «Стяуа»... Но всё закончилось благополучно, Революция победила в день католического Рождества, 30 декабря расстреляли чету Чаушеску, а позже в муках под ухмылящимся взглядом президента Илиеску погибнет и Валентин вместе со своим таким же жестоким дядей.

Именно этот камушек сорвал за собой лавину приятных событий. Национальный Банк Румынии стал сам распоряжаться денежными вливаниями в команду. Главной звездой бухарестских «банкиров» являлся нападающий Флорин Кырстя, которого из Дивизии В Эмерик Йеней и Ангел Йордэнеску вызывали даже в сборную Румынии!

Гонг прозвучал. Гонка за звёздным будущим началась.

Сезон 1990/91. Первое выступление в Дивизии В. Задачи в том сезоне перед клубом стояли всё-таки не имперские, а довольно скромные – выжить во втором эшелоне. Задача выполнена – занято 14-е место, позволяющее не участвовать в переходных матчах за сохранение прописки в Дивизии В. Итак, команда возродилась. Восстала из пепла. Называйте это, как хотите.

...Летом 1991 года в клубе грядут революционные перемены. Команда, вернувшая себе название «Прогресул», укрепляется несколькими дорогими игроками на самые проблемные позиции. Было объявлено о реконструкции «Котрочень», который после перестройки должен был получить название «Прогресул БНР». Довольно неожиданным виделся уход Попеску на должность спортивного директора, а на тренерский мостик был поставлен некто Василе Симионаш, о котором и в Румынии-то известно меньше, чем ничего. Как для специалиста Симионаша этот клуб был единственным профессиональным в его карьере. Может быть он успел сделать и больше, если бы не скончался от лейкемии в январе 1993 года...

...Но перед уходом из жизни Симионаш сделал своё дело и вывел команду в Дивизию А, опередив в борьбе за первую строчку «Глорию ЧФР» из граничащего с Молдовой города Галаць. Вот он, высший свет румынского футбола. Мечта сбылась в установленные сроки. В этот момент руководство Нацбанка Румынии меняет президента клуба, посчитав, что задача-минимум выполнена. Новым главой клуба становится вице-президент Нацбанка Влад Соаре (на фото – посередине). Благодаря его связям «Прогресул» продаёт свой перестроенный стадион мэрии Бухареста и переезжает на главную футбольную арену Румынии – «Национал», которую арендовали за сущие копейки. Имя арены «Прогресул» не позорит, в сезоне 1992/93 занимает своё любимое 14-е место и в межсезонье затаривается снова и... меняет название. Теперь он – ФК «Национал».

Новое название начинает приносить клубу успех. «Национал» занимает сначала 7-е место, затем два сезона подряд выигрывает серебряные медали чемпионата и один раз становится финалистом Кубка Румынии. Все эти успехи были связаны с именем главного тренера команды, которым стал работавший ранее в «Стяуа» и «Университате» Флорин Халаджиан.

... Кто знал, смог бы «Национал» свергнуть «Стяуа» с трона, но ведущие игроки стали уходить. «Банкиры» погрузились в середину таблицы, дабы выстрелить в неожиданный момент.

 

Небытие

Пока в румынском футболе сменялись короли, «Национал» обновился до неузнаваемости, а лидером атак команды Халаджиана стал... Мариус Лэкэтуш! Однако именно влияние Лэкэтуша на игру команды стало решающим.

Перед стартом сезона 2001/02 никто не ожидал от затаившегося «Национала» такой прыти. Воспользовавшись замешательством в стане фаворитов – «Стяуа», «Рапида» и «Динамо» «банкиры» захватывают инициативу. Зимой из команды никто не уходит, ибо «Главный Банкир» рассчитывает на сохранение команды, способной играть в Лиге чемпионов. Светила она клубу до последнего тура чемпионата, пока в игре с «Динамо» Раду Никулеску в конце игры не забил с 11-ти метров. И снова – вторые...

Это выступление становится высшей точкой. И одновременно началом медленного, но верного погружения в небытие.

Нацбанк охладел к своему детищу, и «Национал», оставшийся без Халаджиана, стал снова занимать 5-8 места. Возможно, так бы он и существовал до сих пор, если бы не двойное несчастье. На пороге сезона 2007/08 в Банке Румынии частыми гостями стали сотрудники компетентных органов, и в 2008-м банк стал проходить сквозь унизительный процесс реорганизации. Клуб скатился на 17-е место и вылетел в Дивизию В, затем – сразу же в Дивизию С, а сейчас очнулся в любителях, в четвёртой лиге, в зоне «Бухарест».

К счастью, банкротства удалось избежать. Новый президент клуба Богдан Тохэняну деньги раздобыл, пусть и невеликие.

Парабола развития клуба вернулась на самую нижнюю отметку. Начнет ли она снова свое движение вверх?

 

 

 

  

 

 


Открыть | Комментариев 12

Гордый


Владимир Владимирович:)

Без комментариев.


Открыть | Комментариев 1

Дерби не на жизнь, а на смерть


Опубликовано:http://sport.oboz.ua/news/2010/5/18/74484.htm

 

«Некоторые люди считают футбол делом жизни и смерти… он намного, намного более важен».

Билл Шенкли

 

 

Немного титулов на двоих

Чемпионат Румынии сезона 1987-1988 годов, как и розыгрыш Национального Кубка, являлся уже в который раз эдаким междусобойчиком «Стяуа» и «Динамо», которые были настолько сильны, что спокойно могли бы разыграть Кубок и чемпионат вдвоём, что они, собственно, и делали на протяжении примерно десяти лет. Боролись эти команды и за единственную путёвку в Кубок чемпионов, а «мозолили им иногда глаза» другие команды из Бухареста –«Спортул» и «Виктория», за Кубок УЕФА боролись «все остальные», а Кубок Кубков доставалась также либо «Стяуа», либо «Динамо».

Когда в чемпионате, а затем в Кубке Румынии, наставало время дерби «Стяуа» и «Динамо», чиновники, как могли, затягивали проведение этих матчей. И не зря...

Dinamo, Dinamo- o-o-o-o-o!

Календарь чемпионата Румынии 1987-1988 годов, а также сетка Кубка, составлялись по понятным причинам не везде вслепую и по принципам свободной спортивной конкуренции. «Стяуа» и «Динамо» старались развести как можно дальше, первое дерби в чемпионате, например, было назначено аж на 2 декабря 1987-го, и лишь второй матч обещал быть в плане календаря горячим, ведь проводился он за 3 тура до финиша того сезона. К первому матчу команды подошли с равными показателями – 17 побед, 1 ничья. Это обстоятельство заставило нервно икнуть не только футбольных чиновников...

«Динамо» и «Стяуа» в те времена достигли высшей точки своей «вражды». Каждый матч сопровождался взаимно колкими высказываниями, удалениями на поле, беспорядками на трибунах... Клубы стали «мериться мускулами» и относительно своей славы в Европе. Результаты всех этих сравнений для «собак»-динамовцев  были неутешительными – «Стяуа» постоянно оказывалась на шаг-два впереди.

Все эти причины, а также дефицит личного состава в рядах румынской милиции побудил тогдашнего министра внутренних дел Василия Милю, который застрелится у себя в кабинете в самый разгар Революции – 22 декабря 1989 года, выступить перед верными милиционерами с постановлением о фактическом «ускорении процесса подбора кадров», то бишь, заниматься работой на опережение. Узнав об этом, генсек Николае Чаушеску вызвал главного милционера страны на серьёзный разговор. О чём говорили, неизвестно. Но результат проявился очень скоро...

                                                        

                                                         Василе Миля - глава МВД Румынии

Уроки, не извлечённые из чемпионата. Репетиция трагедии.

И, наконец, наступило время первого дерби. К этому моменту у генералов «Стяуа» было довольно много головной боли – не смог восстановиться после операции Хельмут Дукадам, травму получил Думитру Стынгачу, для Ладислау Бёлёни (никакой ошибки в написании его фамилии не ищите, а акцент при произношении ставьте на первое «ё») этот матч должен был быть последним в футболке «армейцев» - его отпустили на Запад, в брюссельский клуб «Расинг Жет». «Динамо» же, в благодушном настроении готовилось к этому матчу, надеясь оборвать беспроигрышную серию «Стяуа» в чемпионате («Динамо» эту серию оборвёт, но не сейчас, а в сезоне 1989/1990, в третьем туре, когда победит на «Генче» со счётом 3:0. Так оборвётся серия «Стяуа» длиной в 104 матча без поражений – с 18 июня 1986-го до 9 сентября 1989-го).

Как ни готовились армия и милиция, во время игры на трибунах то и дело вспыхивали беспорядки. Фанаты «Стяуа» равзернули растяжку с оскорблениями в адрес тогдашнего бомбардира соперников Флорина Рэдучою. Реакция «собак» не заставила себя долго ждать. Милиция, контролировавшая фансектор, дала болельщикам сойтись. Как итог – 15000 болельщиков «Динамо» смяли 3000 фанов «Стяуа», как Никита Кожемяка свои кожи. Длилось это издевательство над почитателями армейцев долго и нудно в течении всего матча, позже, когда окровавленные фаны выбрались за пределы стадиона, они стали закидывать милиционеров всем, что им попадалось под руку, а после... подожгли стадион! Восточная трибуна стадиона рухнула. Да и сами футболисты на поле ангельским поведением не отличались: на две команды судья матча Ион Крэчунеску раздал 4 красные карточки. И всё это ради того, чтобы матч закончился со счётом... 0:0.

Попав под раздачу и уже наконец-то избавившись от этих полицейских, злые  фанаты «Стяуа» пробивались к своим домам через дворы, сквозь свист и улюлюканье. Они пришли домой полуживыми из-за того, что хотели посмотреть грязный матч с четырьмя удалениями и итоговыми «нулями». Ангел Йордэнеску, тренер «Стяуа», сказал после игры, что «Динамо» всеми силами старалось отнять у них заслуженную победу. После этого генералитет клуба лично распорядился положить особо пострадавших болельщиков в Военную больницу в Бухаресте. К ним в палату приходила вся верхушка, включая Милю и всё семейство Чаушеску. Это только подлило масло в огонь, и все с нетерпением принялись ждать, когда пройдёт полгода, когда останется 3 тура до конца чемпионата...

…А в это время в Бухаресте всё ещё продолжались погромы магазинов, владельцы которых были болельщиками «Стяуа». Лишь 6 декабря Национальной армией под руководством Чаушеску удалось снова установить контроль над столицей Румынии. Теперь можно было плотнее заняться разработкой деталей «приёма» динамовцев на «Генче».

 Ответный матч.

Матч, проходивший между этими командами накануне 43-й годовщины Победы, запомнился в этот раз уже не только кровавыми побоищами, но и красивой игрой. К тому времени «Динамо» успело один раз проиграть, но и на один раз меньше сыграть вничью, чем «Стяуа». Таким образом, разрыв между претендентами на чемпионство являл собой какое-то очко. И матч поулчился очень красивым, с обилием голов на любой вкус. В игре на «Генче» обошлось без удалений, зато счёт обрадовал, наверное, всех (за исключением, конечно же, динамовцев) – 3:3. Сей результат был фактически равен чемпионству для армейцев. Но самое страшное началось после матча...

На выходе со стадиона войска Армии окружили фанатов «Динамо» и погрузили их в чёрные машины, после чего уехали в неизвестном направлении. Как позже говорили очевидцы тех происшествий, фанатов сначала избивали дубинками, крича при этом «Вперёд, «Стяуа»!». После волны арестов и амнистий болельщики «собак», совместно с игроками клуба, вышли на протест и прошли по улицам Бухареста. Не стесняясь абсолютно ничего, Чаушеску дал приказ открыть огонь по демонстрантам, в результате чего лёгкие ранения получили многие ведущие игроки «Динамо»: Михай Морару, Иоан Андоне, Дэнуц Лупу, Иоан Матеуц и Мирча Редник. После этого генсек выступил с заявлением, в котором утверждает, что демонстрантов настроила против власти и смысла (ну просто гениально, не иначе)... КПСС! Хотя, учитывая взаимный холод в отношениях между Чаушеску и Горбачёвым, можно признать, что для румын это не был такой уж бред сивой кобылы. Не для всех, конечно же. Но вскоре, Миля и Чаушеску уже потеряли голову, упражняясь во взаимных оскорблениях. А ведь впереди маячил решающий матч для этих команд – финал Кубка Румынии, который и должен был после чемпионства «Стяуа» рассудить эти две команды в том сезоне. И именно на нём разыграется трагедия, которую долго будет помнить румынский футбол...

Ах вот вы как?!

Финал Кубка Румынии, становился решающей битвой сезона. Для «Динамо» этот была возможностью насолить «Стяуа», а для армейцев – способом подтвердить свой высокий класс. Играть решили после долгих дискуссий снова в столице – на стадионе «23 августа». 45000 билетов на этот матч были распроданы за три дня до начала игры. Вся Румыния была в предвкушении...

Обе команды подъехали на своих автобусах к «полю боя» во второй половине дня, читая при этом вырезки из разных газет, пестревших призывами о защите чести МВД/Армии, а в случае проигрыша игрокам грозило уголовное преследование и наказание вплоть до расстрела! Вот такая аура окружала матч 23 июня 1988 года – день самой большой трагедии в истории румынского футбола.

Подкрепление силам правопорядка, состоявшим из смешанных отрядов, в тот день составило 10(!) тысяч единиц личного состава. Именно этим людям было поручено в тот день патрулировать стадион и его окрестности.

...Счёт в этом напряжённом матче, на 27-й минуте, после навеса Георге Хаджи, открыл Мариус Лэкэтуш, воспользовавшийся замешательством обороны соперника. «Динамо» яростно атакует, но всё никак не может забить. Когда уже стрелка часов пошла на предпоследний круг, Редник, Лупу и Кэмэтару разыграли быструю комбинацию, в ходе которой гол забил... Флорин Рэдучою. Уставшие команды, казалось бы, готовились к овертайму, ведь что может произойти за оставшиеся полторы минуты... Ан нет. Проходит пол-минуты, Хаджи обходит четырёх соперников, подаёт на Балинта, и тот забивает. Всё – фиеста! Но – не тут-то было... Боковой судья, кстати, знакомый президента «Динамо» и Василия Мили лично, с какой-то радости отменяет гол из-за примерещевшегося оффсайда. «Стяуа» в знак протеста и в сопровождении семьи Чаушеску уходит с поля, и после короткого совещания чиновники решают присудить Кубок «Динамо», провозгласив их победу со счётом 3:0. С этого момента и ведётся начало этой трагедии, одними из главных виновников которой, являются, как это не парадоксально, не полицейские, а чиновники и судьи.

 

                                                 

                                                    Тот самый победный гол Балинта 

Трагедия

Так и началась эта бойня. Бойня во многом бесмысленная. Ужасная драка, переросшая чуть ли не в войну на улицах Бухареста, продолжалась 10 часов.

После матча полчища разъярённых болельщиков «Стяуа», совместно с силами Армии, вышли через один выход стадиона, бодрые фаны «Динамо» с милицией под ручку – через другой. Позже, когда эскорт неожиданно исчез, болельщики сошлись на Площади Университета – одной из центральных площадей Бухареста. В той битве участвовало 30 тысяч человек – не меньше! Правоохранительные органы попросту не могли вмешаться, ведь их было втрое меньше, а нужного подкрепления никто так и не дождался. Войска ушли с площади, и фанаты стали просто-напросто мочить друг друга. В ход пошли ножи, дубинки, отобранные у немногочисленных милиционеров, пытавшихся разнять толпу. Ничего не помогло – настолько рьяной была эта битва, настолько самоотверженно люди пытались защитить честь своего клуба – по крайней мере, так это обставили позже генералы тех клубов.

Большинство историков предпочитают не вспоминать о том побоище, в результате которого тогда погибло не менее тысячи человек. Власти, узнавшие об этой начавшейся бойне в самом центре Бухареста, приказали немедленно разогнать толпу и наказать участников массовой драки. Румынская милиция открыла огонь на поражение. Как результат – 15000 погибших. Стреляли тогда по фанатам очень долго, они сопротивлялись, они хотели жить... Они были всё ещё готовы отдать себя родному клубу. Увы, коммунистический режим решил иначе. Те, кто остался в живых, в итоге были посажены на длиннющие сроки. Лишь с приходом к власти Иона Илиеску и его команды они были отпущены... А жертвам тех событий «10-часовой войны» и расстрела фанатов был построен скромный памятник в форме креста. И каждый год, 23 июня, сюда приходят люди, чтобы возложить цветы и помолчать, вспоминая о той бесмысленной трагедии...

 

Итоги

Жаль, что в румынских источниках о тех событиях не осталось ровным счётом ничего – ни фото, ни видео... Да что там говорить про беспорядки, коли даже про финал Кубка, на следующий день, в газетах ничего не написали! Впрочем, кого обманывала власть? Людей, которые видели это своими глазами?

... Позже известный румынский журналист и историк Октавиан Винтилэ скажет: «Мы все ходим по краю, выпячивая наружу свои фанатские пристрастия, будь ты хоть рабочим, хоть президентом страны. Да и футбольные чиновники совместно с органами правопорядка должны действовать слаженнее. И это только проблемы материального свойства. А ведь есть ещё и мораль, понятие культурного боления. Ведь каждая футбольная трагедия, в которой замешаны болельщики, порочит честь и клуба. И порой лучше не иметь такого болельщика вообще, чем дорого платить за его выходки. Как и за выходки высоких покровителей.»

 Затем будут оглашены официальные данные о жертвах той бойни – 10 000 человек, что на 5 тысяч меньше предварительных подсчётов. А победу  отдадут «Стяуа», признав гол Балинта соответствующим правилам, но в 1990 г., стремясь показать свою независимость от павшего режима Чаушеску, армейцы вернули Кубок МВД-шникам.

А история начнет неумолимо отсчитывать вехи «нового» румынского футбола.

 


Открыть

Музыка : Lacrimosa - Phantom of the Opera  Настроение : отдыхаю    

Июньская магия Коста-Рики (из ФХБ-шного загашника)


Только усердие и прилежность открывают дорогу к звёздам!

Джонсон Самюэль о выступлении сборной Коста-Рики на ЧМ-1990

Достаточное количество сборных могут похвастаться удачным по своим меркам выступлением на ЧМ-1990, который мог бы пройти в СССР, но в итоге прошёл на родине «катеначчо» и стал, наверное, самым скучным мундиалем в истории.

Огромным шагом вперёд считали своё 4-е место на мундиале 1990 года сами хозяева, к тому же именно они открыли миру бомбардира с самыми вытаращенными глазами – Тото Скиллачи. Правда теперь его имя вспоминают, редко, но с благоговением. Безусловно, приятные воспоминания от того турнира остались у ФРГ и Кайзера Беккенбауэра. Однако, сейчас, болельщики, смотря на игру Германии, редко вспоминают о той сверхоборонительной модели начала 90-х...

БОльшая настольгия охватывает сердца болельщиков, чьи родные сборные когда-то блистали, а потом сошли с футбольного небосклона для того, чтобы пережить ренессанс в 1990-м. Это вполне понятно, ведь важен даже не процесс, а сам результат: так, например, постреволюционная Румыния впервые вышла в плей-офф ЧМ, их победители ирландцы во главе с Джеки Чарльтоном, оставив о себе впечатление как о одной из самых организованных команд чемпионата мира. Достойно показала себя на последнем в своей «жизни» турнире сборная Чехословакии с вернувшимся на тренерский мостик Йозефом Венглошем, а её достойное поражение в том же четвертьфинале от немцев заставило Франца Беккенбауэра после матча в раздевалке наорать на своих подопечных.

Ну, наконец, нельзя обойти вниманием и две самые яркие команды того мундиаля – Колумбию Франсиско Матураны и Камерун Валерия Непомнящего. Эти две команды впервые пробрались в 1/8 финала такого турнира, где выдали настоящий спектакль. Но если Колумбия оставила свой след во многом благодаря чудачествам Рене Игиты, то камерунцы промаршировали до четвертьфинала, после чего к ним приклеилось гордое прозвище «Неукротимые львы».

Однако в связи с появлением новых имён на том мундиале не так часто, как остальных, вспоминают ещё одну сборную. Жители страны до сих пор помнят этот успех и гордятся им, ибо выход в 1/8 финала ЧМ-1990 дал толчок развитию футбола в тихой и одной из самых экономически стабильных латиноамериканских стран. И, тем не менее, это государство не считается футбольно развитым; из этой страны мы знаем одного или максимум двух-трёх футболистов. Вышеупомянутый мундиаль является единственным, где сборная страны не выступала в качестве зрителей (ну, или максимум как «неудобных соперников», что не соответствовало истине). Жизнь в этом государстве во многом остаётся для нас тайной за семью печатями из-за географического положения.

Эта страна расположена в самом центре узкого перешейка между двумя частями Америки – одной из самых величественных частей света на планете. Называется она Республикой Коста-Рикой, или просто Коста-Рикой, что переводится на русский язык как «богатый берег».

Прогрессирующие, но не менее нежданные гости

Вряд ли кто ожидал, что Коста-Рика будет играть на чемпионате мира 1990 года. Нет, конечно, в её силе никто не сомневался, но она не тянула на то, чтобы стать одной из двух сильнейших команд своей континентальной зоны, которые попадают в Италию – там фаворитами считались США и Мексика. Одним из важных событий, помимо, собственно, феерической игры самой Коста-Рики, было вот ещё что.

Как-то раз, во время одной из товарищеских игр национальной сборной Мексики в категории U-16 в одном из товарищеских матчей на замену выпустили игрока под именем Хуан Рамон Рамирес. И тогда комментатор, листая бумажки, с удивлением сказал, что оказывается, у этого игрока уже есть семья – жена и трёхлетний ребёнок! Поначалу это приняли за какую-то шутку. Когда тренера «националки» Даниэота Карневали спросили об этом, он только рассмеялся в ответ, но так на вопрос и не ответил. Пытливых представителей ФИФА, присутствовавших на этой «прессухе», такая реакция тренера откровенно насторожила. Однако после того, как были получены гарантии от президента страны, а также от Уго Санчеса о том, что они знают этого игрока и его заявленный возраст соответствует фактическому, дело, казалось бы, ушло в архивы.

Однако, вскоре один из представителей Мексики в ФИФА покопался в пыльных папках и нашёл дело того самого Рамиреса, с той же фотографией, с абсолютно тем же семейным положением, но... в возрасте 23 лет и не в составе клуба «Пачука», как было указано в заявке юношеской сборной, а в «Америке»! Поначалу в самой Мексике ничего не знали о том, что обман раскрыт, но когда вскоре им пришёл факс из ФИФА, они с удивлением обнаружили, что их забанили они сняты с отборочного турнира в связи с выпуском на поле игрока-переростка в том самом злосчастном «товарняке».

Так, у коста-риканских строителей либерализма практически не оставалось достойных соперников, кроме США, а также Тринидада и Тобаго. Однако этот факт нисколько не расстраивал фанов Коста-Рики, как и не должен смущать читателей: у «бананов» тогда играли любители любителями, а Дуайт Йорк, Расселл Лэтэйпи, Шака Хислоп и многие другие тогда ещё даже не начали свою профессиональную футбольную карьеру. Да и постоянными соперниками у «банановой» республики были Белиз, Гондурас, Сальвадор да Ямайка. На турне в Европу просто не хватало денег...

Поэтому проход коста-риканцев в финальную ЧМ-1990 (впервые в истории), оформленный окончательно и бесповоротно 16 июля 1989 года, когда на переполненном Национальном стадионе в столице государства – Сан-Хосе хозявеа победили Сальвадор со счётом 1:0, не таил в себе какой-то особенной сенсации. На счёт не смотрите – обыгрыш занявшего в итоге последнее место Сальвадора был чистой формальностью - зачем особо напрягаться? Ведь для тогдашних болельщиков сборной Коста-Рики счастьем был результат, а не игра... Вот сальвадорцы, у которых дома были дела поважнее (обувь изготовить, вкусно поесть, заняться хозяйством), откланялись и уехали с носом, оставив с той же частью лица экзотичных тринидадовцев.

Вот так, во многом благодаря удачному стечению обстоятельств, сборная Коста-Рики получила право поехать на свой первый в истории чемпионат мира. Однако, ещё не всё было ясно. Поначалу ведомство Жоао Авеланжа спокойно восприняла этот переход, однако позже бразильское руководство ФИФА выяснило, что у государства Коста-Рика нет дипломатических отношений с хозяевами турнира! Вскоре это обстоятельство было улажено, но появилось новое. Мексика подала протест и требовала её допустить в обторочный турнир, а также загадочную сборную Белиза, которую из-за долгов (!) не пустили в отбор. Однако на носу была жеребьёвка – поезд ушёл...

Жеребьёвка финального турнира чемпионата мира 1990 года состоялась в Риме 11 декабря 1989 года и определила Коста-Рику в группу к Бразилии, Шотландии и Швеции. Все «аналитики» посчитали нужным дружно сплести неизвестным латиноамериканцам лапти. Но не на тех напали.

Коста-Рика – это не только место для хорошего отдыха!

«Не надо недооценивать слабых на старте – они могут оказаться сильными на финише, где и берётся результат...»

Лев Яшин, «100 лучших футболистов мира» (цитата из очерка о нём)

Немного скажем о том, что представляла из себя тогда та загадочная сборная Коста-Рики.

В 1986 году кто-то шепнул на ушко тогдашнему президенту Коста-Рики и лауреату Нобелевской премии мира 1987 Оскару Ариасу Санчесу о том, что пора бы показать всему миру, насколько силён футбол в Коста-Рике и что он там вообще есть. Но, тем не менее, подготовка к чемпионату началась ещё задолго до 1990 года. И это при том, что страной Коста-Рика была далеко не футбольной, географическая и экономическая изоляция от богатых государств (не считая подачек от США) делали своё чёрное дело, да и многие районы государства до сих пор ещё не могли оправиться от ужасов гражданской войны, закончившейся здесь ещё аж в... 1948 году! Однако целеустремлённость вкупе с щепоткой удачи сотворили настоящее чудо, которое футбольный мир примет на «ура».

Естественно, профессионального футбола как такового в Коста-Рике не существовало. Да, проводился национальный чемпионат, клубные команды стабильно участвовали в розыгрыше Кубка чемпионов КОНКАКАФ, зачётно вылетая на первых стадиях, а о футболистах хорошего класса можно было лишь мечтать. В результате, новому главному тренеру сборной Боре Милутиновичу (видите, я же говорил, что за сборную серьёзно взялись...) в январе 1987 года было поручено посетить матчи чемпионата страны, проходившие в основном в Сан-Хосе и выбрать в течении полугода пятьдесят игроков, которые в течении последующих двух лет будут тренироваться на заново отстроенной базе в 30 километрах от столицы. Под это дело чемпионаты 1988 и 1989 гг. были аннулированы! А после отбора игроков они, как и ожидалось, усиленно  тренировались в течение двух лет чуть ли не по десять часов в день, и... это дало результат, что радовало власть.

...Сборная Коста-Рики, которая отправилась в 1990 году в Италию, была довольно сбалансированной в возрастном отношении командой: лишь 12 игроков уже имели более 25 лет со дня своего рождения. Конечно, были и опытные игроки за 30, коих в заявке оказалось 4 человека, а самым старшим из этой компании был капитан команды – полузащитник Герман Чаварриа. Самым молодым игроком оказался 19-летний защитник Рональд Гонсалес. География клубов, представленных в сборной Коста-Рики, была довольно широкой. Основу составляли футболисты таких клубов, как «Депортиво Саприсса», «Эредиано» и «Алахуэленсе».

В добрый путь! Послание от лидера общественных христиан

25 мая 1990 года, за два дня до вылета в Турин, где должна была базироваться сборная во время мундиаля, штабу команды было сообщено, что перед вылетом к делегации с напутствием обратится нвоый глава государства и лидер Общественной Христианской Партии Рафаэль Кальдерон Фурнье.

...Игроки с гулом собрались в Официальном Салоне аэропорта Сан-Хосе, и, вытянувшись в струнку, сначала прослушали гимн Коста-Рики. После чего в компании Боры Милутиновича вышел, собственно, и сам президент. В зале стала устанавливаться тишина. Фурнье махнул рукой, и стало тихо, как внутри жестяной бочки. Прокашлявшись, глава государства достал из кармана своего любимого коричневого пиджака бумажку, и стал говорить. Вот что он сказал:

«Мы прекрасно понимаем, что, участвуя в первый раз на турнире такого высокого уровня, как чемпионат мира, свернуть горы невозможно. У нас нет опыта выступлений на таких соревнованиях, тем более, что там давно существуют свои фавориты, и вы все здесь собравшиеся прекрасно об этом знаете. Доминирующие в этом виде спорта континенты – это Европа и Южная Америка. Вас же, как представителей Центральной Америки, прошу... – тут Фурнье сделал паузу и хитрым взглядом обвёл перпуганную делегацию, - забить хотя бы один мяч или взять хотя бы одно очко.» После этой фразы президент с социалистической фамилией поклонился аплодировавшей публике, обнял каждого члена делегации и ушёл продолжать бороться с либералами.

Вообще, к той сборной можно относиться по-разному. Однако, можно сказать, что именно эта речь, а также понимание того, что два года подготовки не могут пройти зря, сыграли свою роль в таком удачном выступлении. Именно тот момент дал понять коста-риканцам, что они могут победить любую команду...

Каяссо в роли Чипа и Дейла, Роджер Флорес и Эрнан Медфорд – в роли Маркса и Энгельса коста-риканского футбола

Для сборной Коста-Рики чемпионат мира открылся 10 июня. Именно тогда она сыграла свой первый матч на групповом этапе – против Шотландии. В Турине, где коста-ркианцы, согласно регламенту, должны были провести первые две игры в группе, на представителей экзотической нации посматривали с удивлением, сами футболисты чувствовали себя несколько растерянно, удивлённо и испуганно. Поначалу игроки долго не могли привыкнуть к окружающей их обстановке: незнакомая европейская страна, непонятная атмосфера – всё это не очень благоприятно отражалось на настрое игроков. Руководители команды постарались свести общение сборников с прессой до минимума. Однако, стоит сказать, что во время ближайших двух игр фанаты «Юве» и «Торо», находившиеся на трибунах, нисколько не обижали футболистов из Коста-Рики. Ближе к концу эпопеи латиноамериканцев на мундиале болельщики из Италии передадут футболистам ящик пиццы!

...Весь матч многие итальянские болельщики и импрессарио, присутствовавшие на трибунах, удивлённо смотрели на то, что происходило на поле, и не могли понять: «С какой пальмы они взялись! Но как же они играют!». Заметно было, что Коста-Рика не дрожала перед Шотландией, которая считалась к тому времени одной из 16-ти сильнейших сборных мира – «Триколор» атаковала ворота знаменитого Джима Лейтона, не чураясь создания серьёзных моментов у ворот шотландцев. А на 49-й минуте одному из лидеров сборной – Хуану Каяссо удался невероятный удар со штрафного. Сказался и опыт двулетних тренировок на новенькой базе. Он не имел права не попасть!.. А под конец матча все зрители не только зацокали языками, но и захлопали в ладоши – матч так и закончился минимальной победой коста-риканцев.

Следующим соперником Коста-Рики должна была быть сборная Бразилии под руководством Себастьяна Лазарони. В первом туре Бразилия с трудом удержала победу в игре со Швецией – 2:1 и имела шанс доказать, что умеет играть гораздо зрелищнее. И, можно сказать, что на 90% дебютантам удался и этот матч. При довольно неплохой аудитории матча в Турине – 58 тысяч зрителей (а как же, Бразилия!), коста-ркианцы сыграли очень активно, борясь за каждвй сантиметр поля, однако всё же бразильцы показали свой класс. На 33-й минуте удар Мюллера достиг цели, миновав Луиса Габело Конехо, сложившегося в тигрином прыжке – 0:1. На том и порешили. Поэтому 20 июня зрители, собравшиеся на стадионе «Луиджи Феррарис» в Генуе, ожидали увидеть прощальный матч двух аутсайдеров группы – Швеции и Коста-Рики в группе С.

С помощью высших сил

Небо никогда не помогает тем людям, которые ничего не предпринимают.

«Софокл. Афоризмы.»

Два дня спустя проигрыша бразильцам коста-риканцы прибыли по приглашению победителей в лагерь подопечных Себастьяна Лазарони. Однако вскоре разговор зашёл на более серьёзную тему, чем «Как дела?».

Вот что говорил по этому поводу защитник тогдашней сборной Бразилии и легенда «Бенфики» Мозер: «Наличие в нашем активе четырёх очков предполагало собой для нас отсутствие значимости предстоящего матча с Шотландией. Вот как-то мы с Конехо разговорились, и речь зашла о турнирном положении. Он сказал, что вряд ли они пройдут шведов, поэтому попросил нас напрячься в игре с британцами. Я подумал – сейчас начнёт шарить в карманах деньгами, но Луис спокойно сказал, что в случае победы передаст команде 4 тома работы экс-президента Санчеса «История коста-риканской нации». Выиграть мы выиграли – 1:0. Сочинения в тот же день нам передал Бора Милутинович. Знали бы вы, что мы просто зачитались!»

Господин Мозер, не хотите поселиться в Коста-Рике?:)

Победа бразильцев над Шотландией была лишь этапом на пути достижения самого большого успеха в истории футбола Коста-Рики. Главной целью для Коста-Рики была победа для команды, уже собравшей чемоданы, - сборной Швеции. В той команде уже стали появляться знакомые после ЧМ-1994: Юнг, Экстрем, Томас Брулин... Шведский футбол тогда выходил на новый уровень, что пугало тренера Милутиновича в предверии такой важной встречи. Однако, стоит сказать, что тут свою роль исполнило тайное оружие, не познанное даже самим тренером – это незнание тенденций тактики в европейском футболе в общем и шведском в частности. Однако Милутинович всё же опчлё своим долгом сказать ребятам перед игрой: «Имена ничего не значат. Мы – футболисты, они – футболисты. Не смотрите на то, что они играют в европейских клубах. Они не принимают нас за достойных соперников, но они не знают нашу истинную силу. Это наш козырь. И помните, что с вами наш лидер Фурнье.»

С самого начала игры, которая проходила на генуэзском стадионе «Луиджи Феррарис» с 9 вечера 20 июля 1990 года, стало ясно, что «Триколор» будет рвать и метать, но матч выиграет. Поначалу никто этому не придавал значения, ведь все считали «эталоном» игру с Бразилией, а победу над Шотландией – случайностью. Однако тут не было места для случайностей.

Шведы не успевали за скоростными латиноамериканцами, которые беспристанно атаковали. Более именитые оппоненты, уже вылетившие, оказались не готовы к такому сопротивлению. Стадион в Генуе всё больше стал влюбляться в команду Коста-Рики, поддерживая её всё громче и громче. И когда судья на 32-й минуте судья засчитал гол Экстрема не из очень явного, но оффсайда, болельщики освистали судью и шведов. С этого момента попытки контратаковать и держать под контролем мяч у Швеции провалились. Они не смогли ничего противопоставить коста-риканцам, которые играли юрко, быстро и технично.

Гром грянул на 75-й минуте, когда, казалось, уже нельзя было ничего изменить, Роджер Флорес с подачи Каяссо блестяще сыграл головой – 1:1! А на 88-й минуте коста-риканцы просто поперхнулись кофе от счастья, когда Эрнан Медфорд уложил двух защитников, и его удар также достиг цели – 2:1! Матч так и закончился. А дальше...

...Праздник на стадионе. Радость. Цветы. Фиеста. И... – 1/8 финала...

Шведский супостат побеждён!

Начало...

Коста-ркианцы, собственно, уже поразили футбольный мир в самое сердце. Казалось бы, какая мотивация – главное достижение уже есть, а большее вряд ли получится. Коста-Рика совершила небольшую революцию, доказав, что и неизвестные карибские команды могут выбить несколько европейских команд для того, чтобы обрадовать свой народ и удивить мир. Коста-ркианцы стали любимцами публики. Футболистов триколора итальянцы из Турина и Генуи готовы были носить их на руках...

Итальяснкая газета «Ла Стампа» просто передала мысли всех футбольных обывателей: «Все прекрасно видели, как футболисты Коста-Рики молились перед матчем со Швецией. Они достигли результата. Только таким футболистам-сенсациям, которые тренировались годы ради нескольких матчей, благоволят небеса.»

...На игру 1/8 финала Коста-Рики с грозной Чехословакией, которая должна была состояться на стадионе «Сан-Никола» в Бари в присутствии 48 тысяч зрителей, из которых – 10 тысяч влюбившихся в коста-риканцев фаны из Турина и Генуи. Они стали свидетелями неудивительного результата, однако то, как бились за него «триколоровцы», заслуживает уважения...

Со стартовым свистком судьи из ГДР Зигфрида Киршена храбрые коста-риканцы понеслись вперёд, дабы удивить и чехословаков. «Триколоры» начали с центра поля, но сами вынуждены были произвести эту неприятную процедуру 12 минут спустя: проход Кубика по правому флангу обернулся подачей в штрафную соперников, где Конехо, столкнувшись с Флоресом, потерял контроль над мячом. Как результат – на подборе сыграл Томаш Скухравы. Удар – и счёт стал 0:1.

Однако чехословаки словно погрузились в сон, рассчитывая сэкономить силы перед игрой с ФРГ. Коста-Рика стала наседать на ворота Стейскала, однако до поры до времени всё сходило им с рук, но после перерыва Рональд Гонсалес с подачи Медфорда всё-таки сравнивает счёт – 1:1! Но это был пик, после которого наступало падение...

...конца

«Всё хорошее когда-нибудь кончается...»

...На 70-й минуте полузащитник Михал Билек нанёс тяжёлую травму основному защитнику сборной Коста-Рики Джованни Харе, что стало поворотным моментом. Биелик и ещё дважды Скухравы завершили сказку – 1:4. Затем Чехословакия проиграет  ФРГ, а немцы получат нагоняй от Беккенбауэра за расслабленную игру.

Хару уносят с поля

Экскурс по «боевым местам»

Сразу после феерического поражения делегация из Коста-Рики в спешке собрала вещички и в обстановке строгой секретности отбыла домой. После этого упоминания о некоторых игроках в футбольных хрониках исчезли, а другие, наоборот, получили трансфер в заграничные профессиональные клубы. Однако, на Родине героев того года чтут до сих пор. Говорили, что Фурнье наградил футболистов главными орденами страны за «показ истинной силы коста-риканского футбола». Так или иначе, скоро для всего остального мира история этой команды поросла былью. Однако, кому-то захотелось снова напомнить миру о тех, кто совершил «маленькую футбольную революцию».

В 2005-м году Абель Пачеко, тогдашний президент Коста-Рики, решил снова собрать всех тех героев вместе и договорился с Сильвио Берлускони о том, чтобы тогдашняя «сборная-сказка», смогла побывать на местах былых сражений. Эта идея пришла Пачеко, когда он, наткнувшись на одну из кассет о сборной Коста-Рики на ЧМ-1990, просто, по словам его заместителя, не мог налюбоваться. А смотря игры ЧМ-2002 и ЧМ-2006, он скажет, что у «триколора» вряд ли когда будет такая команда и такая игра, какая была в 1990-м.

К немалому удивлению итальянцев, всё ещё помнящих ту заводную команду времён 90-х, многие герои тех времён, на момент своего прибытия в Турин, Геную и Бари (а это было лето 2005 года) ещё играли на довольно высоком уровне! Другие работали на Родине футбольными тренерами и неплохо зарабатывали. Они жили в роскошных квартирах, выданных им центральным правительством в Сан-Хосе, и пользовались уважением у своих благодарных сограждан. Один из итальянских кинорежиссёров, чьё имя пока держится в секрете, взял у героев того мундиаля – Каяссо, Медфорда, Флореса, Гонсалеса и Конехо несколько интервью, после чего готовится снять фильм о тех событиях. Пока ему дано название «Июньская магия Коста-Рики». По словам съёмочной группы, сценарий уже написан, спонсоры найдены и в 2011 году начнутся съёмки.

Что интересно, несмотря на свои кочевания, со своими «птенцами» тогда в Италии побывал и... Бора Милутинович. Эх, скольким же малым командам по всему миру он доставил счастье!..

                         

«Герои былых времён» побывали с визитом в Италии, а в начале этого года ccемьями посетили и ЮАР, где сфотографировались с местными волонтёрами

Вот что позже рассказывал о поездке в Италию уже летом 2008 года в интервью Эрнан Медфорд, один из «долгожителей» той сборной: «Нас втречали на улицах с плакатами, восторженными криками «Viva la Costa Rica!». Мы вообще поразились, что нас ещё кто-то помнит!». А зря Медфорд так думал. Ведь именно там произошёл один трогательный случай, о котором сам Эрнан вспоминает с улыбкой. В автобус делегации пробился мальчик по имени Джованни, небольшого роста, ле шести, и сказал: «Мой папа очень бы хотел получить от Эрнана Медфорда книгу об истории Коста-Рики с его автографом, так как он перед смертью хочет заполучить хоть что-то от кумира. Рассчувствовавшийся Медфорд организовал акцию, собрав по книге с каждого из членов делегации с их автографами, а по приезде на Родину... оплатили отцу Джованни сложнейшую операцию по извлечению опухоли! И он остался жить. Узнав об этом случае, Эрнану Медфорду был присвоен статус почётного гражданина Бари (случай произошёл именно там), а отец того Джованни с семьёй... переехал на ПМЖ в Коста-Рику! Такая вот история.

Футболисты побывали и в Сенате Итальянской Республики, и на аудиенции в Кабинете Министров. Провожали героев также с почестями.

Теперь все ждут и не дождутся филмьа о подвиге сборной «Богатого берега»...

P.S. Только две команды из зоны КОНКАКАФ смогли превысить достижение Коста-Рики: одна команда сделала это аж дважды, заняв третье место на ЧМ-1930 и выйдя в четвертьфинал ЧМ-2002, а другая проиграла ФРГ по пенальти в четвертьфинале ЧМ-1986.

Догадались, о ком речь?

Эрнан Медфорд после знаменитого гола шведам: «Превед, победа!:)»


Открыть | Комментариев 1

Музыка : телевизор бубнит про Ника Клегга  Настроение : спокойное    

В преддверии 65-летия Победы (всем погибшим посвящается)


Уже прошло 65 лет с того дня, когда завершилась самая большая катастрофа в истории человечества – Великая Отечественная Война. И завтра эта годовщина будет праздноваться во всех странах, затронутых ВОВ, а также Второй Мировой. Не стала исключением и страна, которая в 1943-м вместе с Италией перешла из лагеря Германии в стан антигитлеровской коалиции – это Румыния. Там есть и свои герои, которые не позволили себе выглядеть ренегатами в глазах справедливости и врагами в лице короля, за что их и уважали. Есть и один писатель из Румынии, жизнь которого война изменила как в человеческом, так и в творческом плане.

Алин Гроза (1920 – 1990), румынский поэт с громким именем, который, в силу политических обстоятельств, так и остался популярен в пределах румынско-молдавского пространства. Гроза служил в Армии, однако у него обнаружили порок сердца, и накануне всеобщей мобилизации войск королевства Румынии в 1940 г. был списан в запас. После этого он стал заниматься поэзией, написав считающийся ныне раритетом среди гурманов сборник стихотворений о румынской армии перед войной – ”Inainte de razboi” («Перед войной»). Там подробно описывалась каждодневная жизнь солдата, все прелести и недостатки. Однако, наступившая вскоре война в корне изменила всю жизнь писателя.

На полях сражений Второй Мировой воевал старший брат Алина – Мариус (1909 – 1945), который после призыва в Вермахт в июне 1941 г. тут же перебежал в лагерь СССР. Вместе с русскими, украинцами и другими воинами Союза он защитил Москву, участвовал во многих других известных битвах, прошёл битвы за Яссы, Шерпены и Кишинёв. Погиб он в апреле 1945-го, когда его взвод в 10-й раз за день предпринял атаку противника с целью форсирования одного из многочисленных участков реки Одер. После прихода в Бакэу, где жила семья Гроза, похоронки, Алин женился на дорогой невесте своего погибшего брата согласно его последней воле. С тех пор Алин Гроза написал множество стихотворений о Войне, став известным далеко за пределами Румынии. Среди работников, занятых в «нобелевских» отраслях науки, Гроза был вторым по популярности после биолога Эмиля Паладе, открывшего в 1955-м первый вид немембранных органоидов человеческой клетки – рибосом.

Самое известное из всех стихотворений, написанных Алином Грозой, это «Victoria noastrа dupa infrangerea mea» («Наша победа после моего поражения). Написано оно было в период штурма Берлина, сразу после смерти брата поэта. Алин разделил это стихотворение на две части. В первой, прочитанной на праздничном банкете, при присутствии короля Михая I, автор принимает на себя «шкуру» своего брата и рассказывает о последних минутах его жизни.

Немного о моём переводе: оригинал стихотворения как-то обходит тему именно войны, а рассказывает именно о смерти. Некоторые строки существенно изменены, так, чтобы вы могли прочувствовать трагедию этого человека, который, словно мазохист, представил смерть брата, ведя повествование от своего лица, но разбивая повествование такими словами, как «солдат».

В общем, вот он, «зловещий праздник бытия». Оригинал – на румынском, перевод – на русском.

Втора часть будет опубликована 15 мая, тогда же когда её прочитал на благотворительном  вечере памяти жертв Второй Мировой Войны среди Румынии. То прочтение перед плакавшими инвалидами состоялось также ровно 65 лет назад...

А пока только первая часть. Внимайте.

Victoria noastra dupa infrangerea mea (Partea I)

Cu lacrimi pe pamant imi scriu parerile de rau,
Si regretele, ce m-afunda tot mai mult in hau
Sunt trist c-am cazut a mia oara in acelasi loc,
Si simt ca-s fara vlaga, ca nu pot sa ma ridic deloc !


Tristetea imi ingroapa zambetul undeva la colt de gura,
Fata mi-e-nnorata, iar rugaciunea e de praf si zgura...
Cel rau imi rade-n nas si cu soapte m-amageste,
Ca toti m-au parasit, ca nimenea nu ma iubeste !


Ganduri negre-mi dau ocol iar amaraciunea ma-njunghie pe la spate
Vreau sa ma ating de poala Ta, dar Te simt atata de departe...
Un zid sta intre noi, iar vrajmasul cauta ca sa ma inghita
Ii simt suflarea rece-n ceafa, iar izbavirea-ntarzie sa vina !


Voci, mii de voci ma cheama si ma-mbie, dar niciuna nu m-alina
Si ma indeamna sa raman in zona gri, sa nu ies in Soare la lumina
Ma-ntristez cu fiecare clipa ce-o petrec in nepasare si tacere...
Oasele mi se topesc de gemete, iar sufletu-mi se usuca de putere !


Nu-nteleg de ce, ceru-i plumburiu si tace, dar un lucru sigur stiu
Ca El priveste-acum spre mine, ca Rascumparatorul meu e viu
De aceea indraznesc sa vin la Tine-asa cum sunt, Isus Hristos
Si sa spun ca vamesul odinioara:"Ai mila de mine-un pacatos!"

 

 

Наша победа после моего поражения (I часть)

Слезой на земле отразилось моё сожаленье,

И с ним я под воду ушёл.

У этой реки снова было сраженье:

Упал я, не встал - всё же к Смерти пришёл...

 

И грусть похоронит улыбку у рта, с которой погибнет солдат,

Молитвы невесты ничем не помогут.

А  он со слезой на глазах будет думать: «Где же невеста? Где брат?»

А что же они? Они бы и рады спасти, да не могут...

 

Старался перед смертью солдат не думать о плохом,

Но вдруг он вспомнил о невесте: «Хочу я дотянуться до тебя, но не могу...

Между нами стена, и противник не знает о том,

Что между нами. Он снова в атаке, нас мало, а я избавленье получу поутру.»

 

Слышу я голоса, но не могу я узнать тот родной,

Что даст мне силу встать и ринуться в бой,

И голоса стихают: последние секунды солдат лежит в молчании.

И я спокойней становлюсь, и мной овладевает смерть, а я не чувствую отчаянья...

 

И провожали меня в путь последний свинцовое небо и тишина,

С улыбкой смотрел на меня  Искупитель,

И не могли ещё знать мои брат и жена,

Что с меня уже там, наверху, все грехи снял Спаситель...


Открыть




Содержание страницы

Метки

Календарь
Ноябрь
ПнВтСрЧтПтСбВск
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Интересы
ОБОЗ.ua